Главная | Архитектура и строительство | Статьи | ТКО | Что видно с мусорной горы – 2?

ТКО

Что видно с мусорной горы – 2?

ais4154vn_56

ais4154vn_57

ais4154vn_58

ЛИХАЧЕВ  А. В., председатель Общества потребителей в сфере ЖКХ

Что видно с мусорной горы – 2?

За полгода с того момента, как мной был подготовлен первый материал для журнала, мусорная гора выросла – ведь обещанного полигона так и не открыли, и мусор сваливают где всегда – на давно закрытые судами Кировскую и Ленинскую свалки. Потому и  видно с нее стало дальше, и видится лучше, когда началась практическая реализация Федерального закона № 89 «Об отходах производства и потребления» на территории Омской области.

Так как журнал для специалистов, отойдем от любимой темы жильцов – повышения тарифов, поговорим о профессиональных проблемах. Сначала о проблемах законодательства. Очевидных «косяков» четыре.

И первый из них как раз касается тарифа. Люди правильно возмущаются – что изменилось в городе? Те же мусоровозы «Чистого города» с новой эмблемой на борту, те же закрытые свалки, то же количество помоек – а плата выросла в два раза. За что? А за тупость чиновников и депутатов. Не могу согласиться с распространенным мнением, что «Магнит» все украл вместе с «Экосом».

Если читать статью 72 Конституции РФ, то все полномочия власти делятся на три группы: федеральные, субъекта Федерации и межуровневые (последних большинство) – вот к ним относится и ЖКХ в том числе. Если при Ельцине была одна крайность – все раздали в регионы, то теперь другая, не менее вредная, – центр снова, как при Советской власти, хочет регулировать, сколько помоек будет в Центральном округе Омска. Для меня это свидетельство о явной профнепригодности чиновников, принимающих эти решения. Ясно же, что это ведет к некачественному исполнению поручений Президента РФ и недовольству населения.

Поясню на примере. Откройте последние данные Росстата: из 146 миллионов населения РФ только 26 миллионов проживают за Уралом – на территории  в полтора раза большей, чем европейская часть, то есть плотность населения меньше в 9 раз. Ну, какой … удумал возить мусор из самой дальней деревни Седельниковского района (это 54 км от райцентра) в Тару на межмуниципальный полигон! Да лежал бы этот мусор в тайге, и в ближайшие 100 лет никто его там не потревожит!

Но есть федеральный закон: мусор – только на межмуниципальный полигон, есть надзирающий прокурор, который чуть что – оштрафует «Магнит» на круглую сумму. И вот под смех и негодование селян едет 30­тонный мусоровоз в эту деревню с 20 дворами, портит дороги и саму машину, а мы платим за это 123 рубля (не беру тот незаконный тариф, который сейчас 88 рублей по указанию президента, –  он принят не расчетным путем, а просто приказали в два раза сократить – и сократили). Так в том тарифе 123 рубля,  как известно, 91% – транспортная  составляющая.

Очевидно, что нельзя было переносить проблемы Подмосковья и Нижегородской области с высокой плотностью населения в Омскую, Томскую и Новосибирскую области. Потому там тарифы небольшие:  область вся в асфальте, 200­250 км протяженность, а у нас – больше, чем от Москвы до Ленинграда. Асфальта до Усть­Ишима до сих пор нет, а в других райцентрах типа Больших Уков – только одно название.

Для меня очевидным представляется простая вещь: по отдаленным поселениям нужно было предусмотреть раздельный сбор вредных отходов – пластика, ртутьсодержащих приборов – ламп, градусников и т. п., а остальное хоронить на месте. Зачем ветки и смет со дворов за 200 километров на свалку везти за мои деньги?!

Второй «косяк» – фактическая невозможность введения раздельного сбора отходов, которого справедливо требуют экологические организации ввиду бездарной методики расчета тарифа для регионального оператора.

Население и общественные организации экологов, поддерживающие реформирование отрасли по обращению с твердыми коммунальными отходами, ждут реализации положений закона № 89­ФЗ в части внедрения раздельного сбора ТКО. Однако реализация этих положений затруднена и отдаляется на неопределенную перспективу ввиду противоречий положений тарифообразования в данной сфере, поскольку в действующей методике ФАС все доходы регионального оператора от реализации вторичного сырья изымаются из необходимой валовой выручки – иными словами, ему нет никакой выгоды внедрять раздельный сбор отходов.

Также нет интереса населению, так как покупка новых мусоровозов и контейнеров для раздельного сбора войдет в тариф, но снижение тарифа по действующей методике будет не у тех домов, кто больше собрал вторсырья, а у всех поровну за счет изъятия этих средств из необходимой валовой выручки оператора. На дворе капитализм, никто себе в убыток работать не будет.

Как представляется, Минстрой РФ и Минприроды РФ должны предпринять срочные меры в части тарифообразования, чтобы сделать раздельный сбор отходов привлекательным как для населения за счет снижения тарифов, так и для бизнеса.

Третий «косяк» касается явно неправильного определения понятия «твердые коммунальные отходы», данного в законе. А получилось следующее.

В Постановлении Правительства РФ № 505, определяющем порядок установления нормативов накопления ТКО, порубочные остатки (пни и ветки деревьев на земельном участке под многоквартирным домом) посчитаны в общей массе ТКО,  но в определении, данном в Федеральном законе № 89­ФЗ, указано, что ТКО – это только отходы, образованные «в жилом помещении». В результате в Омской области полигоны по указанию регионального оператора долгое время не принимали порубочные остатки  со ссылкой на то, что в их лицензии только ТКО,  а порубочные остатки таковыми не являются.  Соответственно, жилищные организации сваливают  их где придется, образуются несанкционированные свалки, которые потом убираются за счет местного бюджета. Сейчас как временную меру согласовали приемку этих отходов как строительных.

Явно нужно дополнить определение ТКО в статье 1 Закона № 89­ФЗ текстом «и на земельном участке под многоквартирным домом».

Вот разве можно было так относиться к своей работе – так бездумно прописать само определение ТКО?!

Причем эта ситуация не единична: также непонятнно, что делать с сельхозотходами типа навоза и с так называемыми ЖБО – жидкими бытовыми отходами, где нет централизованной канализации, ведь раньше их вывозили вместе с ТБО, а теперь вообще неясно, кто это должен делать и как формировать тариф.

Наконец, что касается непосредственно потребителей – это самое возмутительное. Ладно, когда чиновники между собой разобраться не могут, но над народом­то зачем издеваться, тем более что вещи очевидные и нужно было их предусмотреть.

Когда услуга по обращению с ТКО переводилась из разряда жилищных в разряд коммунальных, к сожалению, не учли необходимость редактирования Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354.

Поскольку в период подготовки указанных правил обращение с ТКО не являлось коммунальной услугой и все ресурсы возможно было учесть посредством приборов учета, соответствующие пункты сформулированы в Правилах так, что при отсутствии зарегистрированных лиц в квартире (доме) и при отсутствии приборов учета начисляется плата по количеству собственников.

Теперь получилось, что, поскольку во многих субъектах Федерации, в  частности в Омской области, расчет ТКО перевели с метра квадратного на человека,  пострадавшими оказались многодетные семьи, а особенно – лица, воспользовавшиеся материнским капиталом и приобретшие квартиры для детей, хотя по факту дети проживают, как и положено до совершеннолетия, с родителями в другом помещении (поскольку в квартире (доме), приобретенной  по материнскому капиталу, по закону собственность разделена на всех членов семьи –  и получается, что платить приходится за 3­4 человек).

Кроме того, теперь не производится освобождение от оплаты в случае выезда человека в командировку, отпуск, пребывания в больнице, поскольку в квартире нет прибора учета на ТКО – что вызывает у граждан возмущение «мусорной реформой» в целом.

Все эти вопросы переданы мною члену Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации  В. И. Назарову, который направил соответствующий запрос.

Теперь к местным проблемам. Если по­крупному – их три. Внутри мусорщики разобрались, кто «царь горы». После короткой и жестокой схватки буржуев нокаутом победил «Магнит» – выгнали и омских, и свердловских, и всех мелких перевозчиков. Только «Магнит» и друг его «Экос». С них и спрос. Но надо отдать должное руководству компаний – жалоб по вывозу практически нет.

В первую очередь нужно определиться с частным сектором, который и в Омске занимает немалую долю, особенно в Центральном и Ленинском округах, а в муниципальных районах  преобладает. Сегодня всем, кто в теме, включая глав округов и районов, очевидно: наиболее разумно – сохранить бестарный, или  мешочный сбор отходов. Законом это не запрещено.

Еще в июле мной направлена соответствующая служебная записка заместителям Председателя Правительства Омской области М. М. Каракозу и Д. В. Ушакову, в октябре она стала предметом обсуждения на совещании у губернатора Омской области. Люди криком кричат: сохраните мешочный сбор, прекратите незаконно втыкать контейнерные площадки под окнами с нарушением всех санитарных и иных норм.

Если кратко, аргументы в пользу бестарного сбора можно свести к следующему:

1. Областной и муниципальные бюджеты не напасутся денег на контейнерные площадки, а при бестарном сборе их потребуется в разы меньше – только для крупногабаритных отходов.

Выделенных из областного бюджета в 2019 году 300 млн. рублей хватает в разных районах и округах – от 1/5 до 1/6 от потребности, поскольку нормы СанПиН никто не отменял: контейнер (бункер) должен стоять не далее 100 метров от стены самого дальнего дома (п. 8.2.5 СанПиН 2.1.2.2645­10). Все просто: через каждые 200 метров (сто в одну и сто в другую сторону) площадка. Смеялись областные чиновники над некоторыми главами районов, что они через каждые 200 метров нарисовали контейнеры. Но так положено: люди же сейчас тоже не глупые, многие уже написали, что орган местного самоуправления не оборудовал площадку и нет оснований платить – услуга не оказана.

2. Разобьют остатки дорог в частном секторе, что уже происходит – хватает пару раз проехать большегрузному мусоровозу, особенно во влажную погоду, и насмарку многолетний труд жителей, которые возили битый кирпич и т.д., и депутатов. Нужно понимать, что любому возчику в принципе выгодно использовать большегрузную машину с нагрузкой на ось около 12 тонн и высокой степенью сжатия отходов, особенно, учитывая, что теперь мусор возят на дальние расстояния.

Таким образом, потребуются на регулярной основе значительные средства для ремонта дорожного покрытия по всему маршруту следования мусоровоза. Это исключено при бестарном способе сбора, когда идет автомобиль ГАЗ или тракторная тележка с рабочим подборщиком мешков.

3. Насильственное оборудование контейнерных площадок в частном секторе, особенно в городе Омске, влечет нарушение законодательства, возмущение граждан и обращения в надзорные органы.  При бестарном способе сбора данный вопрос вообще не стоит.

Кварталы частного сектора, кроме новых коттеджных поселков, застроены без градостроительного зонирования, – а по­русски: ну нет там места для этих площадок. Так как улицы в поперечнике редко больше 12­15 метров, разместить площадку в 8 метрах от дома невозможно (это минимальная величина из СанПиН). В Омском районе две площадки уже убрали по требованию ГИБДД –  с наложением  штрафов.

4. Применение для частного сектора вывоза ТКО с контейнерных площадок  повлечет систематический недобор средств региональным оператором по простым основаниям отсутствия технической возможности оказания коммунальной услуги части граждан, что при бестарном сборе исключено.

Дело в том, что согласно Постановлениям Правительства РФ № 306 и 354, обязанность оплаты за коммунальную услугу наступает, если имеется техническая возможность оказания данного вида услуг. По­русски, если дом не подключен к водопроводу – люди не получают квитанцию за воду. Поскольку предельная дальность расстояния площадки до дома 100 метров, а столько площадок никогда не поставят, люди просто начнут отказываться платить по формальным основаниям, что площадка далее 100 метров и нет технической возможности оказать данную услугу, что при бестарном сборе исключено.

Есть и еще проблемы, но они менее важные. Это на одной стороне весов.

Но на другой не менее веский груз. Позиция руководителя ООО «Магнит»  А. В. Чернова состоит в том, что при бестарном сборе размер платы за услугу по обращению с ТКО для частного сектора значительно поднимется, ведь придется содержать большой персонал и использовать не большегрузные машины, а небольшие грузовики, и в каждом водитель, плюс два подборщика. Сейчас мы с Александром Викторовичем все это просчитываем, чтобы прийти к общей позиции.

Наконец, переход к оплате вывоза ТКО по факту, а не по нормативу.
Активная часть потребителей со вниманием анализировала новости о поддержке Правительством РФ перехода к оплате за услугу по обращению с ТКО по факту вывоза для населения, поскольку сегодня фактически нарушается конституционное равенство: юридические лица могут оплачивать услугу по усмотрению – по факту вывоза или по нормативу, а физические лица  только по нормативу, что не стимулирует к раздельному сбору отходов и бережному отношению.

Кроме того, количество отходов в отдаленных населенных пунктах объективно будет всегда меньше норматива, так как там, как правило, нет газа, все сжигается в печи или бане, а пищевые отходы скармливаются скоту и птице.

Правительство РФ с весны обещает подготовку нормативных документов  о переходе к оплате услуги по обращению с ТКО для населения также по выбору: по факту вывоза или по нормативу – с 2021 или 2022 года.

Но Омская область и непосредственно город Омск к этому не готовы. И никто не чешется. Ведь реальная экономия будет у людей только при наличии огражденных дворов или закрытых контейнерных площадок. Конечно, спасение утопающих – дело самих утопающих, но и органы местного самоуправления не должны стоять в стороне. Хорошо, что хоть и с опозданием, в Омске по инициативе ООО «Магнит» начали инвентаризацию контейнерных площадок и специальных площадок для складирования твердых коммунальных отходов, но за будущий год нужно сделать очень многое: узаконить имеющиеся площадки, оборудовать недостающие, переделать большинство из них на площадки закрытого типа. Успеют ли – вопрос, а ответ зависит от ответственной совместной работы органов местной власти, управляющих организаций и самих собственников квартир и домов.

AiS 4(154) 2019

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Закрыть

У нас новый сайт!

Вся актуальная информация на новом сайте!

idsmedia.ru

Перейти