Главная | Архитектура и строительство | Статьи | Архитектура и проектирование | Особая стать военных храмов России

Архитектура и проектирование

Особая стать военных храмов России

AiS_5139_vnut68

AiS_5139_vnut69

AiS_5139_vnut70

AiS_5139_vnut71

Б.А. Скупов, к.т.н., независимый строительный эксперт

В России много примечательных православных храмов. Но тянет воцерковленных православных людей к своему, ставшему по каким­либо причинам родным и близким. О прошлом и настоящем военных храмов нашего Отечества пойдё т речь в данной статье.

Предыстория: образцовые проекты церковных зданий К. А. Тона

В первой трети XIX века в русской церковной архитектуре в результате сложных общественных и экономических процессов произошли принципиальные изменения. В противовес классицизму стало формироваться иное, очень мощное, связанное с обращением к старине и ориентированное на использование русских архитектурных прототипов стилистическое направление, определённое термином «русско­византийский стиль».

Его зачинателем и заказчиком был «внешний Епископ» Русской Православной церкви император Николай Первый.

По мнению императора, кстати, очень талантливого инженера, классический стиль и готика не соответствуют православным строениям, а в провинции не было и нет сведущих и опытных архитекторов, знающих секреты и каноны храмостроения. По его распоряжению в 1830 году академик архитектуры, профессор К. А. Тон приступил к разработке примерных проектов церковных построек.

Этой работе предшествовало длительное изучение сотрудниками академика псковско­новгородских построек 11 – 15 веков. В результате были разработаны проекты для строительства в городах и сёлах Российской Империи новых храмов, воспроизводивших почти утраченный российско­византийский стиль.

В 1838 году К. А. Тон издаёт особый альбом «Церкви, сочинённые архитектором Его Императорского Величества профессором архитектуры Императорской Академии художеств и членом иностранных академий Константином Тоном», который в 1841 году официально был предписан в качестве образца для архитекторов православных церквей. Всего же было издано несколько таких альбомов, но они не имели военной тематики. Но долго иль коротко – она появилась.

Рождение образцового проекта военного храма базиликального типа в «русском стиле»

В 1900 году военным министром А. Н. Куропаткиным был направлен доклад императору Николаю II по улучшению быта нижних чинов российской армии. В своём докладе Алексей Николаевич писал, что в настоящее время «представляется необходимым изыскать средства для постройки церквей при всех частях войск, в которых по штату положены священники, для чего необходимо разработать тип военной церкви, хотя бы барачной системы, но поместительной и недорогой, чтобы изысканием для постройки церквей средств не пришлось откладывать удовлетворение этой насущной нужды».

После высочайшего одобрения доклада в январе 1900 года при Главном штабе была учреждена особая комиссия под председательством члена Военного Совета, генерала от инфантерии графа И. Д. Татищева. В состав комиссии вошли протопресвитер военного и морского духовенства А. А. Желобовский, представители Главного штаба и Главного инженерного управления, а также комиссии при Военном Совете по постройке казарм.

Деятельность этой комиссии была направлена на решение вопросов, связанных с удовлетворением религиозных нужд войск и улучшением их религиозно­нравственного воспитания. Одним из результатов работы комиссии стал образцовый проект военной церкви, отличавшийся экономичностью и рассчитанный на значительное число молящихся.

Стоимость сооружения военной полковой церкви на 900 человек молящихся составляла 40 000 рублей. Несколько меньше затрат преду­сматривал проект батальонной церкви на 450 человек. Различались они только количеством окон по южному и северному фасаду храма: где 3 окна, там батальонная церковь, а где пять, то уже полковая, ну, естественно, отличались и размеры по параметру здания.

Справка

Автором образцового проекта являлся военный инженер, член комиссии по устройству казарм при Военном Совете Воен­ного министерства надворный советник Фёдор Михайлович Вержбицкий.

Окончивший в 1871 году Петербургское строительное училище Вержбицкий  являлся крупным специалистом по железнодорожному и казарменному строительству. В 1900­х годах трудился преподавателем Школы десятников по строительному делу, входя в состав правления Общества гражданских инженеров.

К великому сожалению, фотографий и портретов Ф. М. Вержбицкого пока не обнаружено. Да и сама его судьба пропадает где­то в сумятице революционных событий 1917 – 1918 годов.

Спроектированная Ф. М. Вержбицким войсковая церковь принадлежала к числу «редких», в архитектуре которых органично соединялась структура западно­христианских сакральных построек с мотивами древнерусского зодчества XVII века.

Посему Император Николай Александрович, человек мнительный и осторожный по натуре, решил увидеть её не только в проектных картинках, но и воочию. Неподалёку от летней резиденции российских императоров, в пределах утренней прогулки, дислоцировался 148­й пехотный Каспийский полк. К тому же в императорской семье родилась дочь, крещенная Анастасьей, и царь дал обет возвести храм во имя Святой Великомученицы Анастасии.

30 июня 1901 года Церковь 148­го Каспийского полка была заложена Государем Императором Николаем Александровичем. Ежедневно он посещал строительную площадку, интересовался ходом работ. Дела на стройке шли споро, и к зиме облик здания усматривался в натуре.

Судя по сохранившимся аналогам – военным церквям в других российских регионах, главное помещение церкви было перекрыто большепролётными металлическими фермами из уголков на болтовых соединениях. К фермам был подвешен деревянный оштукатуренный потолок в форме коробового свода. Восьмерик вимы и ярус звона колокольни в соответствии с образцовым проектом Ф. М. Вержбицкого должны были иметь подвесные деревянные потолки. Над ярусом звона плоский, а в восьмерике алтаря – в форме восьмигранного сомк­нутого свода. В целях удешевления строительства конструкции главы и шатра колокольни образцовым проектом предполагались быть выполненными из дерева.

Успокоенный Император первого декабря 1901 года высочайше повелел: «Установить на будущее время к исполнению правило, чтобы в казармах Военного ведомства, как существующих, так и возводимых вновь распоряжением и на средства этого ведомства, православная церковь, в виде отдельного здания, была непременной принадлежностью казарм тех частей войск, по штатам коих положены церковные причты».

При этом, приказом по Военному ведомству от 23 января 1902 года № 20 командованию на местах предписывалось: «...руководствоваться при постройке войсковых церквей Высочайше одобренным проектом таковой церкви».

Первый образцовый военный храм был освящён протопресвитером военного и морского духовенства А. А. Желобовским в присутствии Их Величеств 5 июня 1903 года в день поминовения Св. Великомученицы Анастасии.

Сохранившиеся фотографии интерьеров других военных церквей, выстроенных по образцовому проекту Вержбицкого, дают возможность составить представление о внутреннем облике первой полковой церкви. В интерьере церкви небольшой двухъярусный иконостасв «русском стиле», имевший, скорее всего, образцовый характер, размещался в высокой трёхцентровой арке, разделявшей пространства обширного зала для молящихся и алтаря.

Строительство первого образцового военного храма обошлось в 49 000 рублей. Но это были деньги лично императорской фамилии, и, естественно, его интерьер выглядел несравненно богаче. Постройка остальных 63 военных храмов, особенно в Туркестане и на Кавказе, из пределов сметной стоимости практически не выходила.

Проект Ф. М. Вержбицкий творчески решил поставленную перед ним задачу, заключавшуюся в том, чтобы создать максимально вместительное помещение при наименьших затратах средств.

Вержбицкого отвечал прогрессивным тенденциям в строительстве 20­го века: при минимуме средств достигать максимальной выразительности и эффектности, творчески сочетая в себе традиции русского храмового зодчества с новейшим развитием строительного дела.

Известны многочисленные примеры использования этого удостоившегося высочайшего одобрения образцового проекта при сооружении военных церквей в российских губерниях.

В знак заслуг архитектора в день освящения первого образцового военного храма император пожаловал ему 500 рублей. Сумма по тем временам немалая.

Несмотря на нехватку государственных средств на различные бюджетные нужды, Военное министерство исправно финансировалось
на церковное строительство.

Первый восстановленный военный храм 96­го Омского пехотного полка в г. Пскове

96­й пехотный Омский полк был сформирован в 1863 году из егерского полка, созданного М. И. Кутузовым в 1797 году, и донорского мушкетёрского полка, возникшего в 1803 году. И та, и другая часть вновь сформированного Омского полка участвовала в Отечественной войне 1812 года.

25 марта 1864 года полк был назван Омским – по имени сибирского города. «Городские» названия – главным образом сибирских городов, – которые давались полкам российской армии в этот период, как правило, к месту формирования и месту дислокации прямого отношения не имели.

Но это имело большое значение для формирования у офицеров и солдат чувства единства российского Отечества и открывало возможность представителям городов устанавливать полезные для жизни полков отношения. Омский пехотный полк сражался в русско­турецкой войне
1877­1878 годов, принял участие в обороне Шипкинского перевала.

В 1892 году руководство Военного ведомства России приняло решение о размещении Омского полка в древнем Пскове. В 1894 году здесь состоялась закладка военного городка. К июлю 1895 года для «омцев»(так называли тех, кто служил в Омском полку) возвели штабной флигель, два дома для офицеров, четыре одноэтажные деревянные казармы и различные служебные помещения. Не имея своего воинского храма, полк для совершения служб использовал церковь Климента папы Римского
XV века. Она, однако, была слишком мала.

В 1905 году правительство выделило 44 тысячи рублей на строительство отдельного храма для полка. В 1907 году недалеко от полковых казарм торжественно заложили храм во имя святого благоверного князя Александра Невского.

Церковь была возведена по проекту гражданского инженера Ф. М. Вержбицкого. 4 октября 1908 года архиепископ Псковский и Порховский Арсений (Стадницкий) освятил новую церковь.

Здание церкви сооружено по типу военных церквей. Внутренняя обстановка храма (иконостас, утварь и ризница) приобретена на средства и пожертвования офицеров. Иконостас ореховый, художественной работы; иконы в нём – копии с картин Васнецова. В простенках, между окнами, 8 картин (копии Нестерова и Сведомского) из событий Священной истории. Над входами храма, внутри, – большая картина «Нагорная проповедь».

В конце XIX – начале XX в. полк являлся отборной частью русской армии, приглашался на ежегодные парады у Зимнего дворца, нёс караульную службу в Санкт­Петербурге. Повседневная служба офицера носила очень напряжённый характер. Согласно уставу он должен был всегда находиться при подчинённых, вникая во все детали солдатского быта, строевых занятий, учений. Первая мировая война принесла 96­му Омскому полку тяжёлые испытания и громкую славу.

После заключения Брестского мирного договора Советское правительство приступило к официальной ликвидации «старой» армии.
В 1918 году 96­й пехотный Омский полк был расформирован.

Судьба храма во многом похожа на судьбу большинства церквей периода советской власти. Здесь размещался Дом офицеров, затем – военно­медицинский склад Северо­Западного округа.

В начале 90­х годов прошлого века началось возвращение храма к его прямому предназначению. В июне 1995 года Псковский храм Александра Невского был торжественно открыт для богослужений. На мраморной доске, установленной в храме, высечены имена тех, кто внёс наибольший вклад в его реставрацию и восстановление.

Военный храм во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости» госпиталя Омска

Омская госпитальная церковь имеет длинную и чрезвычайно интересную историю. Её атрибуция была выполнена Н. Лебедевой, что стало известно благодаря обнаруженным в 1989 году в Российском военно­историческом архиве документам, в том числе о постройке госпитальной церкви. Её первая публикация «Всех Скорбящих Радости» в пятом номере за 1991 год в газете «Ореол» стала началом освещения жизни этого храма.

В 1820­е годы Омский госпиталь был перенесён за эспланаду (пространство вокруг крепости, простреливаемое из орудий в случае военных действий) на восток от крепости, на высокий правый берег Оми, в Бутырский форштадт. В 1825 году в госпитале возвели восьмигранную деревянную часовню под пологим куполом, которую 4 июля 1848 года преобразовали в церковь и приписали к Воскресенскому собору.

Самостоятельной она стала с 26 марта 1854 года. Вскоре здание обветшало и в 1857 году было разобрано. Именно в описанной выше несохранившейся церкви молился Ф. М. Достоевский, окормляемый священником Дмитрием Пономарёвым. В госпитале великий писатель читал передаваемые ему протоиереем А. И. Сулоцким Псалтырь, «Христианское чтение» и другие духовные книги.

Н. Лебедева проделала громадную работу, восстанавливая историю военного храма во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости».

В октябре 1899 года священник Алексей Серебренников обратился к военному министру генерал­адъютанту А. Н. Куропаткину с просьбой о постройке каменной или деревянной церкви, так как площадь церкви составляла 180 кв. аршинов, половину её занимал алтарь, в госпитале было 325 больных, 163 человека врачей и персонала и 70 воспитанников фельдшерской школы; также отец А. Серебренников просил о переходе в ведение протопресвитера военного духовенства.

Первый эскиз храма был составлен 10 февраля 1900 г. инженер­полковником Управления Сибирским военным округом Холостовым. Но он не удовлетворил Главное инженерное управление. Поэтому 12 июня академиком архитектуры А. И. фон Гогеном был создан проект деревянной церкви на 400 человек.

Но в январе 1901 года отец Алексей Серебренников вновь обращает в Главное инженерное управление с просьбой устроить каменную, а не деревянную церковь, вследствие дороговизны леса и дешевизны кирпича, а также большого притока пожертвований. Вскоре он присылает чертежи храма на 440 человек со сметой на 33036 рублей, выполненные заведующим Инженерной частью Сибирского округа военным инженер­полковником И. И. Зараковским.

Омский проект опять был отвергнут, а журналом от 23 января 1903 года № 4 утверждён проект каменной церкви, составленный Александром Ивановичем фон Гогеном.

К сожалению, госпожа Лебедева была введена в заблуждение по поводу авторства проекта. С конца 1890­х годов до середины 1900­х гг. А. И. фон Гоген – архитектор Военного министерства, член инженерного комитета ГИУ (1900 – 1912). В его прямые служебные обязанности входило выполнение высочайших повелений и приказов военного ведомства. А они предписывали: «...руководствоваться при постройке войсковых церквей Высочайше одобренным проектом таковой церкви архитектора Вержбицкого» (читай приказ по Военному ведомству от 23 января 1902 года № 20), иначе денег на строительство выделено не будет.

Посему фон Гоген, будучи как немец и военный инженер человеком вдвойне дисциплинированным, лишь «привязал» образцовый (т. е. типовой) проект батальонной церкви своего ученика Ф. М. Вержбицкого. И до 1908 года привязал и открывал финансирование более 40 военных храмов, чем ввёл в заблуждение не только госпожу Лебедеву.

Впрочем, у Александра Ивановича и своих архитектурных заслуг более чем достаточно. Он проектировал здания в Петербурге,
Москве, Нижнем Новгороде, Киеве, Самаре, Харькове, Порт­Артуре, Варшаве и других городах. Только в Петербурге известно 30 его построек. Самыми знаменитыми из них в столице являются здания Офицерского собрания, церкви Божией Матери «Всех Скорбящих Радости с грошиками» и часовни при ней, Соборная мечеть и особняк М. Ф. Кшесинской.

Подрядчиком стал Григорий Полуаршинов, начавший строить храм в 1904 году. Но его мобилизовали ратником ополчения на вой­ну с Японией. 4 августа 1904 года подряд перешёл к известному строителю Мирону Ивановичу Печенину.

Строился храм на пожертвования – в 1902 году их было 27500 рублей, 8000 рублей церковного капитала и средства Военного ведомства. Освятили церковь 17 декабря 1906 года.

Прихожан при храме в 1907 году числилось 158 мужчин и 22 женщины, не считая больных. Капитал храма составлял 2175 рублей, доход от требоисполнений – 600 рублей.

В марте 1921 года Скорбященская церковь была закрыта. Здание использовалось как госпитальный склад. Колокольня, купол, шатры были снесены.

Однако 23 мая 1989 года решением  Облисполкома № 139 здание храма было признано памятником архитектуры местного значения. Вскоре оно было передано в собственность Омско­Тарской епархии. Сейчас церковь отреставрирована, в ней совершаются богослужения.

В заключение

Необходимо вспомнить эпохальное в жизни военных храмов событие, которое произошло 19 декабря.

На площади перед храмом рота почётного караула Рязанского десантного училища продемонстрировала навыки строевой подготовки. Затем навыки ведения рукопашного боя и боя с применением огнестрельного оружия продемонстрировали воины­разведчики отдельной бригады специального назначения Воздушно­десантных войск.

Святейший Патриарх Кирилл поблагодарил воинов за показательное выступление и пожелал, чтобы им никогда не пришлось применять свои навыки в реальных боевых действиях.

«Пусть Господь хранит наших воинов от всякого зла, укрепляет их в вере, потому что без веры не может быть любви к Отечеству, укрепляет их в любви к Отечеству, без которой не может быть самопожертвования, а значит, не может быть армии, не может быть и независимой страны», – сказал, в частности, Предстоятель.

Хотелось,  чтобы  благословление Предстоятеля нашей Церкви коснулось и наших читателей.

АиС№5(139) 2016

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер