Главная | Архитектура и строительство | Статьи | События | Стилистическая мозаика поствизантийской храмовой архитектуры острова Родос

События

Стилистическая мозаика поствизантийской храмовой архитектуры острова Родос

AiS5145vnut52

AiS5145vnut53

AiS5145vnut54

AiS5145vnut55

Специально для журнала «Архитектура и строительство»

Путешествуя по островам Додеканес, в частности по острову Родос, нельзя обойти вниманием храмовые постройки, относящиеся к поствизантийскому периоду. Ожидаемые в православной стране христианские храмы удивляют отсутствием в своем основании крестообразной формы и привычных куполов, а фрески порой носят вовсе не традиционный характер. В противовес этому взору предстают церкви, своды которых пестрят стрельчатыми арками и крестовыми сводами, несущими в себе мощь Позднего Средневековья, воплощаясь в суровой готике. Нередко элементы внешнего и внутреннего  убранства храмов относят  к эпохе Возрождения и стилю барокко, что создает неповторимый ансамбль, свойственный так называемому додеканесскому архитектурному стилю.

Столь пестрая мозаика  элементов зодчества архитектурного облика острова Родос находит свое объяснение, прежде всего, в летописи,  повествующей о непростой, но в то же время захватывающей истории этого места. Населенный греками с эпохи поздней бронзы остров тем не менее в разные времена был подчинен иным народам, оставившим свой след в его облике.  Периоды Классической Греции и эллинизма ознаменовались на Родосе  экономическим и культурным расцветом, дав миру великого спорт­смена Диагора, мудреца Клеобула, астронома Гиппарха, ритора Аполлония. Позднее остров вошел в состав Римской империи, после чего по его земле прошли персы, арабы, сельджуки, а с захватом Константинополя крестоносцами в 1204 году Родос связал свою судьбу с Европой, сохраняя формальную принадлежность Византийской империи.  Новая глава летописи острова отмечена  захватом последнего рыцарями  католического монашеского ордена Иоанна Иерусалимского. Пребывая под управлением европейской организации, покровительствуемой  со стороны Папы, Родос вновь переживает век социально­экономического и культурного апогея, православное население  острова мирно сосуществует с католическим орденом военных монахов. Город Родос перестраивается в архитектурных традициях средневекового Запада, повсеместно возводятся католические храмы руками местных мастеров. Захваченный в 1523 г. османами  уже тогда Родос являл собой некий симбиоз, где   византийские церкви  пребывали  в добром соседстве со своими западными коллегами, заимствуя элементы их архитектуры и закладывая тем самым новый стиль местного зодчества.  В свою очередь привнеся восточный оттенок, османское владычество  также отметилось  вливанием неоклассики в архитектуру острова, тем самым завершив формирование храмового стиля, получившего название додеканесский.

Возведение основного количества церквей и монастырей в додеканесском стиле приходится на период, начиная с 18­го века, то есть в эпоху нового витка экономического подъема  острова. Как правило, это однонефные, реже трехнефные базилики, часто с притвором и гинеконитом, покрытые  нервюрным крестовым сводом.  В зависимости от размеров храма последний сопровождают одна или две колокольни. С восточной стороны алтарная часть отмечена полукруглой или многогранной апсидой.  По православной традиции храмы украшались фресками, система построения  иконографической программы которых отлична от наблюдаемой в более привычных – крестовых однокупольных сооружениях.  Материал, используемый для создания этих архитектурных шедевров, составлял  в  основном добываемый на местных каменоломнях  песчаник.

Трехнефный страж города Родос

Прогулка по улицам столицы острова  Родос знакомит путешественника с эпохой античности,  демонстрируя древний стадион, мраморный одеон и руины античных храмов. Манящее к себе своим мистицизмом рыцарское Средневековье воплотилось в старой части города, уникальность которого послужило причиной внесения его в списки памятников культурного наследия ЮНЕСКО. Но если отвлечься от привычных маршрутов и отправиться в жилую часть современного города, благодарностью последнего станут сюрпризы, способные порадовать даже искушенного путешественника.

Митрополичий собор Введения во храм Пресвятой Богородицы, уютно расположившийся меж жилых кварталов, рядом  со школой византийской музыки в микрорайоне «Като Мараси», представляет собой трехнефную базилику, пережившую  несколько строительных фаз. Изначально возведенная в середине 18­го века как однозальная, она меняет свой архитектурный статус в 1842 году в связи с пристройкой к ней двух второстепенных нефов  с южной и северной сторон. Залы с продольными  рядами колонн  останавливают  свой ход к западным вратам у экзонартекса и гинеконита (эмбор), приходящихся на строительную фазу  второй половины 19­го века. Кровля центрального нефа  слагается из трех  крестовых вписаных куполов  с нервюрами, в свою очередь взрастающими из капителей колонн коринфского типа,  раскрываясь веером и  устремляясь  ввысь, образуя тем самым стрельчатые арки.   Боковые залы храма, уступающие по высоте центральному нефу,  покрывают арочные своды,  в то время как стены  снабжены оконными проемами с обозначившими их люнетами. В своей западной части центральный зал завершается арочным сводом, в противоположность которому боковые  заменяют его на крестовой.  Алтарная часть выполнена в форме граненой аспиды, изнутри покрытой конхой  с расположенным под ним квадратным окном. Святилище церкви сокрыто от посторонних глаз трехчинным иконостасом, вырезанным из дерева и являющим собой отличный пример стиля додеканесского оттоманского барокко. Трехмерные изображения растений, цветов, птиц и фантастических животных с разделяющими их иконами завершаются резным крестом, освещаемым лучами солнца, проходящими в алтарь через световые люки центрального нефа храма.  Внутреннее убранство собора представляет настенная роспись, несущая сюжеты из жизни Иисуса Христа,  Богородицы, а также  лики  святых в сочетании с опоясывающим изображения растительным орнаментом,  равным образом подчеркивая  нервюры центрального нефа. В отличие от основного объема церкви экзонартекс и расположившийся над ним эмбор покрывают крестовые  своды, в основании своем опирающиеся на столбы, а стены снабжены бифориями, заключенными в люнеты. Фасад храма снабжен тремя художественно оформленными арочными дверными проемами и симметрично расположившейся над ними перекрытой наличником тройкой полуциркульных окон. Завершается западная стена треугольным фронтоном, являющимся соединительным звеном между двумя  внушительного размера звонницами, придавшими нынешний вид церкви в 1959 году. Внешнее убранство  храма характеризуется элементами барокко (северный вход в храм с колоннами, украшенный  арнаментом и венчающим его крестом) и неоклассики с присущими ей карнизами и световыми люками. По традиции кровлю строения покрывает керамическая черепица, свойственный для византийской храмовой архитектуры материал. Окружает собор дворик,  уложенный мозаикой из морской гальки техники «хохлаки», повсеместно встречающейся на островах  Додеканес.

Ковчег,  достойный возрождения

Подавляющее большинство храмов острова Родос, выполненных в додеканесском стиле,  представляют собой однозальные постройки, чаще всего покрываемые тремя вписанными крестовыми сводами, реже четырьмя или пятью. Одной из таких церквей является кафоликон небольшого монастыря Святого Георгия, находящийся в южной части острова  на окраине деревеньки Лаханья. Эта однонефная постройка, три крестовых  свода которой подчеркнуты  готическими нервюрами, исходящими из конусообразных пят,  была возведена не позднее середины 19­го века.  Аспида алтаря покрыта стрельчатым полукуполом с расходящимися тремя нервюрами от замкового камня в апогее.  Иконостас прост в исполнении и украшен орнаментом из геометрических фигур, в то время как царские врата обозначены стрельчатой аркой исламского стиля. Интерьер храма лишен настенной росписи, возможные фрагменты которой в настоящее время сокрыты под  слоем белой краски. Внешнее убранство кафоликона отмечено наличием карниза, разделяющего верхнюю часть строения с его покрытыми черепицей вписанными куполами и нижнюю с ее оконными проемами, над которыми доминируют стрельчатые слепые арки, являющиеся элементом исламского зодчества.  Спускающиеся по стенам водостоки  рельефны и оформлены в духе родосской традиции. Внешний притвор храма является строением, вероятно, более позднего периода, снабженным с трех сторон остроконечными арками.  По соседству с кафоликоном находятся монастырские постройки и утопающий в зелени деревьев и кустарников дворик. До настоящего времени не функционировавшая, эта обитель переживает второе рождение благодаря поселившимся в ней русским монахам Макарию и Алексию. При поддержке российского мецената Алексия, уроженца города Орел, они своими силами восстанавливают монастырь, в храме которого уже осуществляется богослужение, а из святилища льется свет, разбиваемый на тысячи бликов хрусталем трехрожковой люстры.  В ближайшем будущем планируется возведение здания с кельями и трапезной в соответствии со сложившимся на острове додеканесским стилем поствизантийской храмовой архитектуры.

Настенная живопись как элемент додеканесского стиля

Расположившись у подножия горы, в непосредственной близости от дороги, бегущей вдоль восточного побережья острова, в тени кроны многовекового дуба уютно устроился монастырь Пресвятой Богородицы Цамбики. Разместившись в сердце обители, одноименный  храм  является местом, привлекающим к себе большое количество прихожан как из числа местного населения, так и путешественников. По традиции считается, что  уложенный в серебряный оклад, потускневший от времени образ Цамбики, хранящийся в стенах церкви, а также  вера просящего способны творить  чудеса.  Возведенная в середине 18­го века, эта однозальная базилика покрыта тремя вписанными крестовыми куполами с нервюрами, святилище которой  обозначено многогранной апсидой. Отличительная черта храма от множества ему подобных состоит в части настенной росписи, слагаемой из растительных композиций с редкими изображениями ликов апостолов и святых, вписанных в диски. Не меньший интерес вызывают запечатленные над выходом две стоящие друг напротив друга овечки, смиренно опустившие головы к основанию разделяющих их фигурному  кресту, в свою очередь украшенному  несколькими восьмиконечными крестами мальтийского типа.  Необычность внутреннего убранства церкви не случайна, так как привносит элемент символизма, не ограничиваясь при этом привычным  олицетворением людей как стада Господа Бога, подчиняющегося его безграничной воле. Данная аллегория также передает взаимосвязь сюжетов Ветхого и Нового заветов с приношением жертвенного агнца на заклание. Изображение овец также обозначает высокую значимость их шерсти,  используемой в прежние времена для производства ковров жителями селения Архангелос, на средства которых был возведен храм. Ту же смысловую нагрузку содержит в себе украшающий стены растительный орнамент, напоминающий рисунки на коврах  и выполненный в стиле  барокко, широко используемого в 18–19 веках. Пол храма, выстланный мозаикой из морской галки в виде зигзаго­
образных линий, ограничен по периметру поясом с чередующимися розетками, что гармонично сочетается с общим убранством зала, включая  резной  иконостас, исполненный в той же манере, что и  алтарная преграда собора Введения во храм Пресвятой Богородицы города Родос.  Готические нервюры вписанных крестовых куполов и Святое распятие иконостаса устремляются вверх, воплощая тем самым вечное желание человека быть ближе к Небесному Царству.

Приспосабливаясь под непривычную архитектуру, настенная роспись тем не менее передает истинную символику элементов храмовых построек. Кафоликон монастыря Иоанна Богослова Артамитис, являясь постройкой середины 19­го века, в структуре мало чем отличается от своих сверстников, при этом легко опережает по значимости своего места расположения, унаследовав его у древнего храма Артемиды.  Пересекая внешний притвор через один из его сквозных проемов, визитер попадает в однозальную церковь, крестовые нервюрные своды которой не заполнены привычными для Православной архитектуры образами Вседержителя и ангелов с апостолами, но выполнены в голубом цвете  с белыми звездами, все так же олицетворяя небесный мир и стремление к нему человека.

Сосуществование Византии и Запада в одном храме

Деревенька Асклепио, что угнездилась меж гор южной части острова Родос, состоит из построек традиционной островной архитектуры бело­коричневого цвета, завершаясь в своем апогее рыцарской крепостью 15­го века. На западном склоне возвышенности, устремляя взор в бесконечную голубизну неба с встречающим его на линии горизонта морем, расположилась приходская церковь Успения Богородицы. Возведенный в 14­м веке  по типу крестовой однокупольной постройки, этот храм получил свою уникальность в 19­м веке, с момента присоединения к нему с северной и южной сторон угловых помещений, несущих элементы поздней готики.

Западная стена церкви отмечена арочным входом с доминирующей над ним небольшой нишей, в то время как боковые двери того же типа подчеркнуты опоясывающим их орнаментов в форме перевернутой «Т» с парой розеток и цветком гибискус в своем завершении. Выполненные из природного камня стены  храма опоясывает карниз из того же материала, над которым  торцы сводов (за исключением южного и северного рукавов креста)  украшены круглыми окнами с ограничивающим поступление света геометрическим орнаментом из мрамора. Южная и западная стороны постройки обозначены прямоугольными окнами с венчающими их по традиции додеканесского стиля слепыми стрельчатыми арками исламского зодчества, в то время как световые проемы византийского периода украшены полуциркульными нишами и утопленными в стене керамическими панно типа тарелки. В сравнении с западным, более короткий рукав  храма, смотрящий на восток, завершается  трехгранной аспидой алтаря. Над довольно широким и несколько приземистым объемом церкви, в месте пересечения лучей архитектурного креста гордо возвышается  восьмигранный купол с завершающим его основным символом Христианства. Кровля храма, равно как и купол, покрыты гидро­ и термоизолирующим материалом, в состав которого входит песок, известь, керамическая пудра, а также вулканическая лава. Технология изготовления курасанита  уходит корнями во времена античной Греции и Древнего Рима, насчитывая историю своего использования в несколько тысяч лет.

Внутреннее убранство храма составляет сложная в своем исполнении иконографическая программа, относящаяся к 17–19 векам и покрывающая византийского периода стены с остроконечными сводами. Изображения несут в себе повествование  о создании Богом мира, рождении Адама и Евы с последующим изгнанием их из рая, сюжеты  из жизни Богородицы и Иисуса Христа,  а также  иллюстрируют «Апокалипсис» Иоанна Богослова.  С различных сторон храма на вошедшего взирают крупные в своем исполнении святые Константин и Елена, Архангел Михаил и оседлавший льва святой Мамас.  Купол по традиции украшает лик Вседержителя, ангелов и святых апостолов, в то время как в парусах разместились четыре евангелиста, занимая тем самым посредническую позицию между Царством Небесным и Миром Земным. За иконостасом, выполненным в народных традициях резьбы по дереву с украшающим его  геометрическим орнаментом и изображениями художественно оформленных крестов скрывается святилище храма. Конха аспиды алтаря открывает  изображение  Богородицы с Иисусом на руках в окружении апостолов, святых, а также сцен  из Ветхого и Нового Заветов. Пристроенные к храму в  поствизантийский период угловые помещения, покрываемые крестовыми вписанными куполами с природного камня нервюрами и окрашенными в белый цвет запалубками, эти залы определили храм как воплощение встречи поздней византийской архитектуры и готической Европы. Их практическое назначение сводится к увеличению степени вместимости церкви с параллельным упрощением передвижения верующих во время службы посредствам  использования циркульных проемов в стенах западного рукава. Полы храма уложены галечной мозаикой 19­го века, равно как и западная часть  дворика, завершающегося четырехэтажной природного камня пирамидальной колокольней. Несмотря на свой возраст и историческую ценность церковь является действующей и ежедневно принимает в своих стенах большое количество людей, ведь она, как и многочисленные ее собратья, призвана стоять на страже православия.

Текст и фото: Афина Эллиниади, археолог, Родос, Греция

АиС №5(145) декабрь 2017

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер