Главная | КС (Энергетика и ЖКХ) | Статьи | Актуально | В Омске остается 205 «брошенных» домов

Актуально

В Омске остается 205 «брошенных» домов

KC0142_vnut36

KC0142_vnut37

С 2014 года количество домов, оставшихся без управляющих компаний, сократилось более чем втрое. Однако найти для них «хозяев» по­прежнему трудно. Почему УК не хотят брать такие объекты на обслуживание и какой может быть дальнейшая судьба «брошенных» домов, обсудили участники круглого стола в городском пресс­клубе.

ГОРОД ПРЕДЛАГАЕТ – УК НЕ БЕРУТ

Михаил Горчаков, заместитель директора департамента городского хозяйства администрации г. Омска:

«В 2014 году в Омске насчитывалось 700 домов без управления, на 15 февраля этого года – 205. Речь идет о домах, где собственники помещений не определились со способом управления. В соответствии с Жилищным кодексом есть три способа управления: управляющей организацией, товариществом собственников жилья или кооперативом  либо непосредственный способ управления. Мы понимаем, что с оставшимися домами необходимо проводить работу. В основном это двухэтажные домостроения в плохом состоянии, в том числе и признанные аварийными.

У департамента городского хозяйства администрации города Омска есть обязательства по 75-му Постановлению Правительства РФ от февраля 2006 года – мы обязаны проводить конкурсы в отношении таких домов, если собственники сами не определились со способом управления и не реализовали его. Приведу статистику: если в 2017 году мы провели через конкурс 337 домов (с учетом повторяющихся домов, поскольку если УК не заявились на этот дом, то администрация обязана в течение трех месяцев повторить этот конкурс), и только в 64 случаях аукционы были проведены положительно и определены организации, которые начали эти дома обслуживать. Это около 18%.

ИНЕРТНЫЕ ЖИТЕЛИ

Дмитрий Зярко, глава администрации Ленинского АО г. Омска:

«В 161-й статье Жилищного кодекса прописана обязанность собственников выбрать один из способов управления и реализовать его. Если в течение года с момента выбора способа управления не заключен договор обслуживания в случае с непосредственной формой управления либо договор управления в соответствии с формой управления, считается, что способ не реализован. И опять же в соответствии с ч. 4
ст. 161, орган местного самоуправления будет обязан провести конкурс.

В Ленинском округе 9 домов, которые находятся непосредственно на конкурсе.  Анализ показывает, что это дома определенной категории – 50 – 70-х гг. постройки, коммерчески не интересные для УК за счет своего технического состояния, достаточно низкого тарифа и систематических неплатежей жителей. Зачастую задолженность собственников перед УК достигает 4 – 5 месячной величины начисления. Если у нас 30 000 руб. начисления по двухэтажке в месяц, то задолженность по ней может доходить до 200 000 – 250 000 рублей. Фактически УК, обслуживая такой дом, загоняет себя в очень большую кредитную историю. Все эти девять домов находятся на конкурсе
с 2015 года. Все это время с периодичностью раз в три месяца департамент городского хозяйства горадминистрации проводит в отношении них конкурс – и ни разу
их не забирали. С жителями администрации округов постоянно ведут разъяснительную работу, объясняя, что это их обязанность – выбрать способ управления. К сожалению, их дома коммерчески не интересны. Может, имеет смысл выбрать для домов менее
30 квартир непосредственный способ управления, который позволяет заключать не договор управления, а договор обслуживания. Для определенных видов работ он позволяет заключать определенные договоры – некий постоянный клининг через самоуправление жителей. Но практика показывает, что жители в этих домах зачастую инертны. Единственное, чем мы можем помочь и что мы делаем, – это разъяснительная работа.

 

БРОШЕНЫ, НО НЕ СОВСЕМ

Сергей Ковыршин, первый заместитель главы администрации ЦАО:

«Проблема эта существует и на территории Центрального округа. В 2015 году у нас было 219 таких домов, в 2016 году – 128, в 2017 году – 112, и на 1 февраля 2018 года их остается уже 54. Мы проводим собрания с собственниками, рассказываем об их правах и обязанностях и зачастую слышим, что «администрация нам обязана закрепить УК». Но люди не понимают, что муниципалитет может это сделать только через конкурс, другого способа нет. Но контингент там действительно инертный, на собраниях присутствуют жители пенсионного возраста, молодежь, к сожалению, к этому относится пассивно. Отсутствие коммерческого интереса у УК и приводит к наличию таких домов на территории города.

Приведу пример. На Тарской, 151а, мы проводили собрание. Это дом площадью 1000 кв. м. Жители говорят: нас устраивает тариф 11 руб. за кв. м. За месяц УК имеет с этого дома 11 000 руб. Что можно сделать на 11 000 руб. в доме, которому 60 лет? Это при идеальном, 100%-ом сборе! А если сбор 40%, управляющая организация получит в месяц 5000 руб.!

Однако совсем брошенными такие дома не остаются. Мы находим пути взаимодействия с управляющими компаниями, потому что на рынке больше нет таких предприятий, которые бы могли заниматься инженерным оборудованием в доме. Если это касается сетей, которые подходят к этому дому, мы работаем с ресурсоснабжающими организациями, УК. Я веду в ЦАО работу с УК и говорю: вот вы оказали услугу, устранив какую-то аварию, сделайте смету, и мы доведем это до собственников. Бывают суммы от 3000 до 10000 руб. Приезжаем к жителям, говорим, сколько они должны заплатить за эту услугу. Но понимания нет, к сожалению. То, что написано в Жилищном кодексе, для них не закон.

 

РИСК ДЛЯ УК

Геннадий Серюков, директор УК «Жилищник-9»:

«Брошенные дома возникли, потому что тянуть на своей шее дом, где платежеспособность процентов 50 – 60%, никакая УК не захочет. Нам хватает проблем и на более или менее нормальных домах – с отоплением, крышами. Дома-то у нас не новые, 25 – 30 лет – средний возраст. Поэтому и стояки уже подошли к износу, рвутся в любое время. А если, предположим, в старом доме 16 квартир, из них 8 не платят?.. Но, если я беру деньги, я же должен делать – с меня люди спрашивают, которые платят. Тариф, который мы просчитываем и предлагаем на следующий год, – 28 – 30 руб. за кв. м, в зависимости от объема работ. Понятно, что с того контингента, который и 16 руб. не платит, собрать такой тариф просто нереально. Даже если они и согласятся, договор подпишут, я не получу эти деньги.

 

ВИНОВАТО ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ

Сергей Бобинов, директор ООО «Управляющая компания Жилищное хозяйство»:

«Массовый сброс неликвидных домов начался в связи с лицензированием. Если я возьму такой дом, я буду кроме штрафов, неплатежей каждый день получать проверки. Да, мы все работаем в социальной сфере, и все мы понимаем прекрасно, что должны помогать и городу, и обществу, и не только смотреть на рубль, но и понимать заботы, которые стоят перед городской, областной, окружной администрациями. Но я боюсь подходить к таким домам, потому что подпишу сегодня какой-нибудь документ, договор, соглашение, а завтра у меня в очереди будет сидеть энное количество проверяющих, и я буду только с ними работать, не занимаясь ничем другим. Мы эти дома не бросили – истек срок договорных обязательств в свое время. Мы ни один дом не бросали, просто некому потом было сорганизоваться. Мы выходили, предлагали людям на собраниях разные виды управления, договоров, но ни к какому соглашению не пришли. По просьбам администрации города мы сегодня выполняем любые работы на этом жилье. На нашей территории порядка 30 таких домов. Мы подслеживаем чисто по-человечески.

НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Дмитрий Зярко:

«Непосредственный способ управления оптимален для малых домов, например для двух-, четырех-, шестиквартирных одноэтажных домов, у которых мест общего пользования практически нет. У них в лучшем случае – электричество, водопровод, а зачастую даже нет центрального отопления. И для них наличие УК не критично. У них есть домовые книги, то есть все взаимодействия с УФМС  могут осуществлять самостоятельно, поэтому они и выбирают непосредственную форму управления, заключая прямые договоры на ресурсы, вывоз мусора,  и тем самым узаконивают те правоотношения, в которых, по большому счету, они и жили с определенного периода. Они сами управляют своим домом. У нас на ул. 1-й Комсомольская есть такой четырехквартирный дом – пример того, что могут сделать жители, когда им не все равно. Там приведено все в порядок, заключен договор на вывоз мусора, стоит отдельный контейнер, жители сами отремонтировали крышу. Так что есть положительные примеры.

 

КОМПЕНСИРОВАТЬ ЗАТРАТЫ

Дмитрий Зярко:

«Если создать у нас муниципальные организации для обслуживания «брошенных» домов, то коммерческие УК начнут сбрасывать свои неприбыльные дома, и город будет увеличивать свой кредит».

 

Михаил Горчаков:

«У нас в работе правовые акты, где мы рассматриваем возможность финансового выделения средств бюджета управляющим организациям, которые взяли бы эти дома без способа управления. Постановления у нас готовы, но УК на тех условиях не заявлялись. В этом году мы рассматриваем изменения в эти постановления путем консультации с управляющими организациями и знакомством с опытом других регионов».

КС  № 1(42) 2018 г.

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер