Главная | КС (Энергетика и ЖКХ) | Статьи | События | К 75­летию омской энергосистемы: «Ты помнишь, как все начиналось…»

События

К 75­летию омской энергосистемы: «Ты помнишь, как все начиналось…»

KC0142_vnut30

KC0142_vnut31

KC0142_vnut32

К 75­летию омской энергосистемы:

«Ты помнишь, как все начиналось…»

История омской энергосистемы началась в августе 1943 года, когда на базе Омского энергокомбината Наркомата электростанций СССР, организованного в сентябре 1941 года в составе ТЭЦ­1 и ТЭЦ­2, было создано Районное энергетическое управление энергохозяйства – РЭУ «Омск­энерго». Помимо электростанций, оно объединило электросети, энергосбыт и часть тепловых сетей, обеспечив Омск светом и теплом. В юбилейный год вместе с ветеранами отрасли мы вспоминаем о том, как создавалась и развивалась омская энергетика.

Евгений БЕЛОВ, председатель Омского областного
Совета общественной организации ветеранов
(пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил
и правоохранительных органов, заслуженный
энергетик РФ, генеральный директор
ПО «Омскэнерго» (1992
2001 гг.):

«Когда наши ТЭЦ переводили на газ –это был настоящий праздник!»

– Я счастлив, что в свое время сделал выбор именно в пользу омской энергосистемы и посвятил ей жизнь. Энергетика – как большой корабль, где все сотрудники – одна команда, все тесно взаимодействуют друг с другом. Случайные, нестойкие, недисциплинированные работники здесь не задерживаются. Мне повезло, что, когда я пришел в отрасль, вокруг были великие люди, профессионалы высшего уровня – как в руководящем составе, так и в «трюмах», цехах. Я сразу влюбился в эту профессию – в этот гул турбин, похожий на биение сердца, в огонь факелов. Меня это завораживало.

В то время энергосистема была большой научной лабораторией. Постоянно шли поиски повышения эффективности работы, снижения потерь, осваивалось новое оборудование. Огромная работа была проделана для повышения надежности энергосистемы,  электрификации северных районов области, сельского хозяйства.

Помню, в начале 2000-х возникли невероятные проблемы с поставкой угля  на омские ТЭЦ. На ТЭЦ-2 впервые привезли пылеобразный уголь. Когда разгружали вагоны, над  Ленинским округом поднялся такой «атомный гриб», как будто станция взорвалась. Специалисты электростанций приспособились сжигать  разные виды топлива, лишь бы был уголь на складах.

В памяти  и огромная работа по переводу наших ТЭЦ на газ. Ведь это не только разработка проектов  и работа на трассах газопроводов –  это валенки, резиновые сапоги, фуфайки, грязь, болото, прокладка трубопроводов в сложнейших условиях. И когда запускали первые котлы на газе – это было чувство большой победы. Особенно запомнился перевод на «голубое топливо» ТЭЦ-2. Это была одна из самых сложных станций, «старушка», и люди там намучились с углем.  Поэтому газификация ТЭЦ-2 стала праздником для всех. Когда зажглась первая форсунка, надо было видеть блеск в глазах сотрудников, машинистов котлов, для которых началась другая жизнь.

Самым тяжелым периодом для энергетики стали 90-е, когда исчезли деньги, заводы останавливались, потребление энергии резко снижалось, и  наше оборудование стало не так востребовано. В моральном плане тогда было даже тяжелее, чем в финансовом, потому что мы привыкли работать с полной нагрузкой,  полной отдачей. Тут не приходилось думать о каком-то развитии. Главное –  сохранить коллектив, оборудование,  не растерять людей. Вместе с промышленниками, предприятиями сельского хозяйства искали пути выхода из кризиса.  Благодаря нашим совместным усилиям экономике Омского региона  удалось выстоять.  Получилось создать механизм, благодаря которому наши сотрудники были накормлены, обуты, одеты, ни разу не выходили с плакатами на площадь и не стучали касками по асфальту. Мы выполняли дополнительные работы на предприятиях города и села, в совхозах, школах, больницах…  Аграрии «рассчитывались» с нами молоком, маслом, овощами, курами. В «Детском мире» мы  одевали детей и  готовили их к школе, снабжали канцелярией. В вузах, которые накопили долги за свет и тепло, учились наши дети в счет зарплаты.  Выживали, помогая выживать другим омским организациям. Мы все делали для того, чтобы сохранить коллектив и работоспособность нашего оборудования. И нам это удалось.

У каждого поколения энергетиков свои трудности. Когда мы начинали, это были годы подъема, расцвета отрасли. В 1990-е наступил резкий спад, который можно сравнить с военным временем. У нынешних специалистов – другие проблемы, связанные с внедрением нового оборудования, новых технологий. Хотел бы поблагодарить современное руководство омской энергетики за то, что много внимания сегодня уделяется подготовке и переподготовке кадров. В какой-то период уровень квалификации сотрудников просел, что сразу отражается на аварийности, надежности работы оборудования. Сейчас создана целая система для того, чтобы поддерживать высокий профессиональный уровень работников отрасли, а это – основа ее успешного развития.

Иван Пирожков, директор Кировской районной котельной (1972 – 1992 гг.):

«Запускать котельную – в белых рубашках!»

– Я отработал в омской энергетике 50 лет, могу говорить о ней часами
и днями. Пришел в 1957 году на ТЭЦ-3, в турбинный цех, хотя по образованию котельщик. Станция тогда только строилась. Начинать пришлось с самых низов, и долгое время не удавалось продвинуться по службе, а по молодости хотелось всего и сразу. И в итоге, после очередного безрезультатного разговора с начальником цеха, решил уйти. Перешел работать на «Полет». Там в то время создавали гражданский самолет Ту-104, и в Чкаловском поселке строилось несколько заводов для подготовки этого самолета, которым требовалось много энергии. Было решено проложить  трубопровод с ТЭЦ-2, а мне предложили заниматься этим теплом. Позже коммуникации передали в «Теплосеть». Там я отработал 12 лет – от мастера до начальника Второго теплового района. Поэтому мне теплоснабжение Октябрьского и Ленинского округов известно до мелочей.

Однажды приехал специалист с «Омскэнерго» и рассказал, что на Левобережье, где в тот момент не было ни дорог, ни сетей, а только козы-коровы паслись, будут строить большую котельную. Потому что там начинается масштабная жилая застройка, а тепла и электричества для новых кварталов нет. Мне предложили возглавить работу по созданию нового теплоисточника.

Нас привезли на территорию за мясокомбинатом, в поле. Я спросил – а где строить-то будем? Мне ответили – вот здесь, где хлеб растет. Мол, осенью хлеб уберут, и начнем площадку разбивать. Проектов и чертежей никаких не было, ими еще занимался московский проектный институт. А что делать пока – непонятно. Чтобы начать хоть какие-то работы, пришлось просить выделить людей из «Омскэнерго», и еще нескольких специалистов дала «Теплосеть».  И осенью 1969 года, после уборки урожая, приехали геодезисты разбивать площадку. Причем первый котлован отрыли не под какое-то здание, а под дымовую трубу. Осенью же забили сваи.

Один-два раза в месяц я ездил в Москву в проектный институт, где частями, по одному узлу мне выдавали проект. Перед нами стояла задача, чтобы к осени 1972 г. хотя бы один котел был смонтирован и запущен в работу. И мы не подвели.

С улыбкой вспоминаю случай, связанный с этим событием. В то время главным инженером «Омскэнерго» был Владимир Кротов. И вот на одном из совещаний, уже перед пуском объекта, он предупредил: «Чтобы на пуск все явились в белых рубашках». Мы переглянулись, недоуменно пожали плечами, потому что имели представление, что такое пуск котла: это дым, гарь, мазут, – какие тут белые рубашки? Кротов говорит: «Я был в Корее, мы там пускали в белых рубашках – и здесь запустим так же!» Ну, сказано – сделано. Пришли в день пуска в белых рубашках под спецовками. Начали топить, с нуля – дровами, мазутом… Я потом через несколько часов работы посмотрел на людей – а они все черные, как негритята, и, конечно, от белых рубашек там ничего не осталось.

Вот так 15 октября был пущен в эксплуатацию первый котел Кировской районной котельной, которая и сегодня является базовой для левобережной части города. Я двадцать лет был директором этой котельной и до сих пор не теряю с ней связь. Там работают умные молодые люди, постоянно внедряются какие-то новшества, обновляется оборудование. Если в ближайшие 3–5 лет Омск не определится со строительством новой электростанции (хотя я убежден, что она нам необходима!), то Кировская котельная сможет принять на себя дополнительную нагрузку.   Там есть условия для увеличения мощностей и дальнейшего развития.

Илья Владимирович Красовских, заслуженный работник Минэнерго России:

«Женщины внимательнее, чем мужчины, следят за приборами!»

– На ТЭЦ-3 я пришел сразу после армии, в 1955 году, ее тогда только запустили, и отработал на станции 47 лет. Очень интересно было осваивать объекты, участвовать в пуске и обслуживании турбин.

Помню аварию на десятой машине. Там у нас был один помощник. 10-я машина работала, а 11-я была в монтаже, шли пусковые операции. А масло прокачивалось через один маслоохладитель, общий для двух машин. В какой-то момент работнику велели закрыть маслоохладитель на 11-й машине, где шли испытания. А он вместо этого на десятой закрыл. И оставил без масла подшипники. В итоге выплавилась проточная часть турбины, машина «полетела».

В те годы в отрасли была «напряженка» с кадрами. Станции вводились одна за одной, и кадров не хватало: только набрали людей для ТЭЦ-3 – начала раскручиваться ТЭЦ-4, и часть специалистов сразу туда забрали. Приходилось работать в трехсменке, без выходных, пока новых людей не подготовим. Людей не хватало, и на многих машинах работали женщины. Кстати, они гораздо внимательнее следят за приборами, чем мужчины!

В бытовом плане тоже было трудно. Помню, как в те времена приходилось стоять в очереди за хлебом. Не раз видел, как люди по головам лезли.  Но зато спокойно можно было купить масло, икру красную, которая продавалась в бочках. Если удавалось достать булку белого хлеба, часто с ребятами из общежития ели бутерброды с маслом и икрой.

Считалось, что коллектив турбинистов – самый дружный. Хорошо помню своих коллег, многих учеников, до сих пор с ними встречаюсь. В прошлом году, когда отмечал свое 85-летие, всех позвал на юбилей.

КС  № 1(42) 2018 г.

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер