Главная | КС (Энергетика и ЖКХ) | Статьи | События | Сергей ШЕВЧЕНКО, генеральный директор ООО «Магнит»: «Чтобы раздельный сбор мусора имел смысл, его должны практиковать все жители. Но они пока к этому не готовы»

События

Сергей ШЕВЧЕНКО, генеральный директор ООО «Магнит»: «Чтобы раздельный сбор мусора имел смысл, его должны практиковать все жители. Но они пока к этому не готовы»

144vn14

144vn15

144vn16

Сергей ШЕВЧЕНКО, генеральный директор ООО «Магнит»:
«Чтобы раздельный сбор мусора имел смысл, его должны практиковать все жители. Но они пока к этому не готовы»

Новый порядок обращения с ТКО в Омской области начнет действовать с 1 апреля, а не с 1 января, как планировалось ранее. Почему «мусорную реформу» отложили, за что в итоге будут платить жители регоператору и каковы перспективы раздельного сбора отходов в регионе, рассказал генеральный директор ООО «Магнит» Сергей ШЕВЧЕНКО.

– Сергей Владимирович, новый порядок обращения с ТКО должен был заработать с 1 января, но принятие тарифа отложили до 1 апреля. Какая работа проводится регоператором в этот «переходный» период?

– Реформу отложили лишь по одной причине – Омская область к ней была не готова. Во-первых, не было достаточного количества контейнерных баков, сейчас область выделила деньги на их приобретение, и этот вопрос решается. Во-вторых, нет в настоящее время в регионе лицензированных полигонов, кроме Называевского, у которого мощность очень незначительная. Он предназначен только для обслуживания самого г. Называевска.

При этом в Омской области ежегодно образуется около 1,158 млн. тонн отходов и фактически весь мусор со всего региона сегодня свозится на несанкционированные свалки, которые уже закрыты по решению суда. Как в такой ситуации приступать к работе?

Можно было пойти по пути Новосибирской и Свердловской областей, то есть запустить реформу, не имея никаких объектов, но в таком случае тариф получился бы некорректный, а защитив тариф, в который не заложена обработка отходов, через время пришлось бы неизбежно повышать его, что очень тяжело для населения и финансово, и морально.

В такой ситуации сейчас оказалась Новосибирская область – там приняли тариф около 100 рублей. Казалось бы, пошли навстречу населению, но в этот тариф не заложили обработку отходов. И выходит, что власти региона просто отсрочили «казнь» себе и людям: тариф все равно поднимут, от этого не уйти, потому что закапывать и складировать отходы законом запрещено, а на их обработку нужны средства.

В Омской области губернатор поступил мудро – начало реформы сдвинули, подготовились к ней, и весной этого года регион приступит к обработке отходов.

Было принято решение о строительстве инфраструктуры, связанной с обработкой и сортировкой отходов. Мы решили построить сортировочные полуавтоматические быстровозводимые комплексы и получить на них лицензии.  Один из них возведен в Кировском округе на территории полигона, строительство второго завершается в Ленинском округе. Земли решили использовать прежние, те, где уже были свалки, чтобы не засорять другие участки.

Цель создания этих двух мусоросортировочных комплексов – остановить поток отходов, который сейчас поступает на полигоны. Они будут пущены в обработку. Очищенные, отсортированные отходы реализуем как вторсырье, органические отходы пустим на компостирование, а грунты, которые получим в результате компостирования органики, пойдут на рекультивацию старых свалок.

– В СМИ периодически появляется противоречивая информация о рег-
операторе, высказываются предположения о том, что у компании не было даже лицензии, необходимой для участия в конкурсе… Объясните эту информационную атаку.

– Я человек открытый и уже много раз журналистам отвечал на вопрос о лицензии, в том числе говорил об этом на запуске мусоросортировочного завода. Другое дело, что мои слова часто вырывают из контекста, прицепляют их к каким-то мутным экспертным мнениям и высказываниям. Нередко читаю в СМИ такие формулировки: «как заявил представитель Роспотребнадзора, специалист РЭК», «близкий к власти источник» и т. д.  А имена у этих людей есть? Кто эти эксперты?

Чтобы раз и навсегда закрыть тему лицензии, поясняю: на момент проведения конкурса по выбору регоператора наша компания была зарегистрирована в Новосибирске, и, конечно, у нас есть лицензия на сбор отходов III класса опасности, транспортирование отходов III класса опасности, сбор отходов IV класса опасности, транспортирование отходов IV класса опасности.

В связи с тем,  что ООО «Магнит» как юрлицо перерегистрировалось в Омске, в лицензию добавляется деятельность на территории Омской области, в том числе обработка отходов. А для оформления документов есть установленные законом сроки, которые невозможно «перепрыгнуть», идет нормальный рабочий процесс. Поэтому заявления в СМИ о том, что регоператора выбрали незаконно, так как у него нет лицензии, обвинение власти в попустительстве и намеки на коррумпированность – все это похоже на клевету и сознательную дестабилизацию обстановки в регионе. Кому это нужно?

Подумайте сами –  в регионе и в России в целом долгое время существовал теневой рынок отрасли обращения с отходами. Президент решил сделать ее прозрачной, для этого и вводится институт регоператоров, однако те, кто зарабатывал на этом бизнесе, не хочет терять свою «кормушку» и делает все возможное, чтобы дискредитировать регоператора, оттянуть принятие реформы.

Что касается публикаций в СМИ – я уже пояснил: много выходит заказной негативной информации в надежде, что регоператор испугается, расторгнет контракт и все останется по-старому, как это произошло в нескольких регионах. Это одна причина.

Вторая – ряд омских СМИ нам прямо заявили, что будут «гнобить» нас, если мы не согласимся с ними сотрудничать на коммерческой основе. Но мы не хотим идти на поводу у нечистоплотных изданий и платить им деньги не будем. Нам скрывать нечего, результат нашей работы пусть оценят сами омичи через время.

– Некоторые эксперты считают, что заявленный в 131 рубль тариф на обращение с ТКО слишком высок для Омска. Как он рассчитывался?

– Хотел бы сразу заметить, что еще никто из омичей ни разу не заплатил рег-
оператору, а завод в Кировском округе уже стоит, заканчиваем стройку в Ленинском округе. Мы строим их за свои средства, при этом в тариф заложено только обслуживание этих мусоросортировочных комплексов. Я считаю, это справедливо –
ведь заводы будут сортировать мусор, который производят омичи.

Теперь о том, из чего складывается тариф для населения. В первую очередь – это затраты на сбор и транспортирование: техника, дизтопливо, зарплаты, налоги, уборка.

То есть фактически составляющая тарифа складывается из нескольких направлений: первое – это транспортировка отходов, второе – собственные затраты регоператора.

Что такое вообще сам институт регионального оператора? Это фактически компания, которая полностью контролирует процесс обращения с отходами с того момента, когда житель выбросил мусор в бак. Мы должны четко понимать, кто забирает этот мусор из бака, кто его транспортирует, какие затраты у этого транспорта, куда он его везет, в какое время и какую категорию отходов. Региональный оператор также контролирует, что происходит с этими отходами дальше, и может дать полную оценку осуществляемому процессу.

Человек, выбрасывая мусор, не задумывается о том, что будет дальше с этими отходами: мусорный бак их «проглотил» – и все. Но для того, чтобы они исчезли, необходимо проделать огромный фронт работы. Это, собственно говоря, вторая составляющая.

Третья составляющая – непосредственно сама обработка. Как я уже сказал, в тариф мы заложили только содержание мусоросортировочных комплексов.

Тариф сегодня я обозначил как плановый в 131 рубль. Давайте сопоставим его со стоимостью проезда в городе, который равен 25-30 рублям.  Проехать около пяти раз в день в общественном транспорте – это примерно тариф на услугу оператора. А если бы каждый человек возил свой мусор каждый день до завода и обратно?.. Все познается в сравнении.

Кстати, наше население любит вздыхать о том, какая чистота в Европе. А посмотрите, сколько Европа платит за эту чистоту! И сразу станет понятно. Посмотрите, какие штрафы там за то, что человек выбросил окурок мимо урны. Штраф такой, что у россиянина зарплаты не хватит, чтобы его погасить! Если мы введем в стране европейские нормы, то, думаю, и у нас станет гораздо чище.

– А прибыль, которую получит регоператор от реализации вторсырья, учтена при формировании тарифа?

– Обязательно. И обоснованность тарифа контролирует РЭК.

– В некоторых омских домах сегодня уже практикуют раздельный сбор мусора. Будут ли как-то поощряться такие жители?

– Раздельный сбор мусора – это очень правильное направление и, в принципе, достаточно перспективное. Мне оно интересно как переработчику, потому что в итоге получаешь более качественное сырье. На сортировке, как бы там ни было, оно все идет в общей массе, а здесь человек раскладывает по отдельным фракциям чистое, сухое сырье. Но если бы так делали все! Если бы в каждом дворе вместо одного контейнера стояли раздельные баки и все сортировали, то, конечно, это было бы выгодно. Мы бы понимали, что те же самые мусоровозы поедут по дворам, заберут чистое, сухое сырье и привезут его на переработку на завод. Это было бы выгодно всем – люди бы получили бесплатную услугу вывоза за то, что сами рассортировали отходы и положили их в раздельные баки, ведь они фактически выполнили функцию мусоросортировочного завода. Но сегодня, поставив одну сетку для полимеров рядом с мусорным контейнером, вопрос не решить.

Увы, население пока не готово массово перейти на раздельный сбор мусора. Более того, мы сейчас совместно с социальными предпринимателями прорабатываем идею о проведении в школах Омской области экоуроков, хотим учить школьников с малых лет тому, что разделять отходы – это очень хорошо! Однако есть омичи, которые возмущенно кричат, что «мой ребенок в мусоре копаться не будет», «я не разделяю мусор, и детям это не нужно», «мы не нищие, чтобы разделять мусор» и т.д.

На одного готового к раздельному сбору мусора – сотни протестующих, поэтому пока, к сожалению, эта идея несостоятельна. Но я надеюсь, что в конечном итоге страна придет к этому.

Да, есть сознательные граждане, которые отделяют пэт-бутылки и бросают их в сетки, но для нас как для перевозчиков сути это не меняет. Все равно стоят баки с мусором и их нужно вывозить, а для сетки требуется другая техника, которую тоже нужно пригнать на площадку – это увеличивает затраты на транспортировку.  Поэтому либо это должны делать все, либо это теряет экономический смысл.

Начинать реформу нужно не с того, чтобы поставить сетки и говорить о том, что «мы собираем мусор раздельно, а вы давайте бесплатно забирайте». Обучение раздельному сбору мусора – это следующий этап реформы. Для этого нужно вырастить целое поколение. То есть, начиная с детского сада, учить детей тому, что отходы нужно разделять, а параллельно ужесточать наказание для тех, кто этого не делает.

– Пока это вопрос будущего. А что изменится уже сейчас, со стартом реформы?

– До 1 апреля все возят мусор на свалку, а потом мы полностью останавливаем въезд на полигон. Туда будут завозиться только строительные отходы, но для них мы купили шредеры – машины для перемалывания. Щебень отделяем и весь мусор дробим, то есть просто валом сваливаться он уже не будет.

Практически половина нашего мусора, 45-50% – это органические отходы. Оставшаяся масса состоит из разных фракций, которые можно использовать.  28% мы пустим в переработку. Где-то 10-12% составляет мелкая фракция: бумага, древесина, полимер – мелкие части, кусочки резины, ветошь. Все это отправится на создание альтернативного топлива – RDF. Первой такое топливо начала производить Европа в качестве замены углю. Мы планируем использовать RDF для собственных нужд – на отопление автоматизированного завода, когда он появится. Таким
образом, остается порядка 4-6%, которые пойдут на захоронение. Это то, что в принципе вообще нельзя переработать.

– Еще один важный вопрос – транспортировка мусора. Сохранят ли работу омские возчики?

– Когда компания «Магнит» пришла в Омскую область как регоператор, перед нами губернатор поставил задачу – сохранить по максимуму все имеющиеся в регионе рабочие места. И мы не только намерены их сохранить, но еще и создаем новые.

Да, в Омске сегодня есть перевозчики, и их очень много: в одном районе работает по 10 компаний. Техника у всех разная: у одних – образно говоря, еще с доисторических времен, у других – новая, современная, с боковым и задним захватом. Мусорные баки тоже везде разные. То есть системы нет, а ее необходимо выстроить.

Был объявлен серьезный конкурс, и мы нашли финансово: состоятельного партнера, имеющего опыт в сфере перевозок, который мог бы приобрести необходимую технику. Эта компания внесла очень серьезную банковскую гарантию, если она не справится со взятыми на себя обязательствами, то данную сумму получит региональный оператор и потратит ее на дальнейшее выстраивание механизма. Компания, которая идет на такой риск, четко понимает, что она должна обеспечить себя транспортом, организовать стабильный вывоз и не допустить никаких срывов в работе.

Компании «Экос», победившей в конкурсе, мы предложили рассмотреть возможность вовлечения всех местных перевозчиков в работу, но требования к ним будут жестче, чем раньше. Если они готовы работать в условиях прозрачного бизнеса, значит, нам по пути.

– А что изменится в работе управляющих компаний? Какие сложности могут возникнуть?

– В принципе, никаких проблем быть не должно. Сейчас основной вопрос – это сбор корректной информации о размещении контейнерных площадок. Важно собрать и правильные данные о фактическом проживании людей в квартирах. Думаю, что поначалу, когда новый механизм заработает, каких-то накладок избежать не удастся, но со временем все придет в норму, и мы увидим все положительные стороны «мусорной реформы».

КС №1(44) 2019 г.

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер