Фермерское движение

Александр БАЛАКОВ, Союз КФХ Алтайского края: «Сельская ипотека под 1% не остановит отток населения из деревень. Скорее, нужно менять систему аграрного образования»

311vn12

311vn13

Александр БАЛАКОВ, Союз КФХ Алтайского края: «Сельская ипотека под 1 % не остановит отток населения из деревень. Скорее, нужно менять систему аграрного образования»

Российские власти планируют запустить льготную ипотеку под 1 %, призванную спасти село от обезлюдения. Однако вряд ли эта мера будет эффективной – сегодня многие предприятия готовы давать квартиры специалистам даже бесплатно, но все равно испытывают кадровый дефицит. Правильнее было бы закрепить за выпускниками аграрных вузов обязанность после учебы отработать несколько лет на земле, считает  председатель Союза крестьянских (фермерских) формирований Алтайского края Александр БАЛАКОВ.

­ Александр Анатольевич, в Алтайском крае на долю фермеров приходится до 50 % производимой продукции по некоторым направлениям сельского хозяйства. В других регионах Сибири фермерство не так прочно стоит на ногах. Почему?

­ Во­первых, в Алтайском крае фермеры начали появляться сразу же, как только это разрешили в стране. В этом году мы отмечали 30­летие фермерского хозяйства, которое было образовано уже на восьмой день после выхода соответствующего постановления. Во­вторых, краевая поддержка фермеров в нашем регионе с самого начала была очень серьезной: у аграриев была возможность обновить технику, взять кредит. Могу сказать без преувеличения, что сегодня Союз КФХ Алтайского края – один из самых крупных в России, и мы из тех, кто оказывает реальную помощь участникам союза. Например, уже третий год выбираем не только свои лимиты по агролизингу, но и «остатки» сумм, не освоенных другими регионами. Очень плотно сотрудничаем с банковским сектором, помогая фермерам получить кредиты не только на конкретные производственные цели, но и на житейские нужды. Помогаем решать вопросы по страхованию, земле, представляем интересы фермеров в судах.

­ Тем не менее у малого бизнеса на селе есть сложности, которые пока не удается преодолеть…

­ Их довольно много. Первая проблема – высокий износ техники.  Без техперевооружения, без изменения технологических операций, прежде всего в растениеводстве, мы сегодня далеко не уйдем. Но купить современный комбайн или трактор небольшому хозяйству не под силу. Даже та компенсация в 20­30 % от стоимости техники, которую предлагает государство, не спасает ситуации – это все равно слишком дорого для крестьянина.

Также, на мой взгляд, фермерам нужна помощь в вопросах внесения удобрений, средств защиты растений, ведь сегодня это одна из главных статей расходов аграриев. Объем внесения удобрений в Алтайском крае в целом остается еще очень низким, хоть и увеличивается с каждым годом. Однако рост в основном происходит только за счет крупных хозяйств, которые могут себе позволить приобрести действующее вещество и, главное, внести его, –  то есть имеют соответствующую современную технику.

­ Любое хозяйство – это, в первую очередь, люди, и сегодня власти ломают голову, как удержать их на селе. Одна из последних инициатив – запуск льготной ипотеки под 1 % годовых на строительство или покупку жилья на селе. Как оцениваете эту идею?

­ Дефицит кадров – это проблема № 1 на селе, все остальное так или иначе можно решить. Не хватает не только зоотехников, врачей, механизаторов – даже водителя «КамАЗа» бывает сложно найти! Что касается дешевой ипотеки, то я хочу сказать, что у нас сегодня многие предприятия готовы бесплатно давать квартиры специалистам, приезжающим в село, – и то не едут! Молодежь после окончания аграрного вуза находит себя в фирмах по продаже химии, техники, семян или вообще устраивается не по специальности – кем угодно, лишь бы не возвращаться в деревню. Поэтому, на мой взгляд, ипотека под 1 % – это не тот инструмент, который сможет переломить ситуацию. Скорее, нужно менять систему образования. Окончил сельхозинститут или техникум – отработай пять лет на земле! При таком порядке наверняка многие закрепились бы в сельском хозяйстве. Хотя, конечно, для глобального решения проблемы нужно улучшать условия жизни на селе – в первую очередь, развивая инфраструктуру.

­ На недавно прошедшем съезде АККОР в Москве звучала мысль о том, что самое слабое звено в цепочке от поля до прилавка – это фермер. Согласны?

­ Не самое слабое, а самое уязвимое. Все, что покупаем мы (ГСМ, техника, запчасти), постоянно дорожает: нам диктуют цены, и мы никак на них не влияем. А все, что покупают у нас (мясо, молоко, зерно), не только не увеличивается в цене, но зачастую опускается ниже себестоимости. И нам опять же диктуют цены на нашу же продукцию. Хотя у нас есть своя калькуляция: если фермер купил комбайн, запчасти, топливо и т.д. – он должен заложить эти затраты в конечную цену своего продукта. Но зернопереработчик объявляет нам цену в 6 тыс. рублей за тонну (при себестоимости 8­8,5 тыс. рублей!) – и сам решай: хочешь – продавай, не хочешь – не продавай. А как не продавать, если крестьянину тоже надо гасить кредиты, платить зарплату своим работникам? Существующий диспаритет цен – это огромный удар по фермеру.

­ Есть такая тенденция, что КФХ сегодня уходят в ЛПХ, чтобы избежать излишнего административного давления?

­ Это, скорее всего, касается только очень мелких хозяйств. Те же фермеры, которые используют труд наемных рабочих, наоборот, стали все чаще трансформироваться в сельскохозяйственные предприятия,  в ООО. Думаю, этот процесс будет только нарастать. Проблема в другом – в том, что фермерство сегодня стареет, а  молодое поколение не стремится продолжать дело своих отцов. Да и сами родители часто не хотят этого, говоря детям: «Мы для вас заработали, а вы лучше живите в городе».

­ Тем не менее сегодня в Алтайском крае много стабильных фермерских хозяйств, которые применяют инновации, нестандартные подходы. На ваш взгляд, кто из коллег пошел дальше других?

­ Те КФХ, которые образовались в регионе в числе первых, до сих пор удерживают лидирующие позиции, и, безусловно, у них есть чему поучиться. Так, хозяйство Евгения Долгова полностью перешло на ноу­тилл и добилось больших успехов: недавно специалисты­почвоведы провели там исследования, которые показали, что за время его работы на земле гумус в почве не только не уменьшился, но даже увеличился благодаря технологии нулевой обработки. В хозяйстве Владимира Васильцова сегодня активно  применяют биозащиту растений, биоудобрения, различные подкормки и получают урожайность 40­45 ц/га зерновых – это в наших­то  степях, где раньше 15 ц/га считалось очень хорошим результатом!

Фермеры в Советском, Смоленском, Косихинском районах сегодня расширяют площади под озимую пшеницу. С каждым годом сеют ее все больше, достигая урожайности 50­60 ц/га. Это же почти Кубань!

Есть у нас достижения и в животноводстве. Например, Павел Бейфорд разводит быков мясных пород на откорм и получает мраморную говядину, которая превосходит аргентинские и другие зарубежные образцы! Алтайский фермер снабжает качественным мясом не только рестораны нашего региона, но и поставляет продукцию в Москву.

Хочу заметить, что именно фермеры, а не крупные сельхозпредприятия первыми откликаются на мировые тренды, быстрее других осваивают передовые технологии земледелия.  Россия всегда держалась на крестьянине. И сегодня она должна держаться за крестьянина, создавая достойные условия для работы на земле.

Беседовала Виктория Мухина

CeC3(11)2019

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Закрыть

У нас новый сайт!

Вся актуальная информация на новом сайте!

sectormedia.ru

Перейти