События

Гайдар ТУЛЕЕВ, племзавод «Овцевод»: «Пятнадцать лет назад я принимал хозяйство с долгами в 1 млн. долларов. Сейчас оно приносит прибыль»

CeC306_vnutr30

CeC306_vnutr31

Гайдар ТУЛЕЕВ,  племзавод «Овцевод»:

«Пятнадцать лет назад я принимал хозяйство с долгами в 1 млн. долларов. Сейчас оно приносит прибыль»

Племзавод «Овцевод» Марьяновского района Омской области имеет почти вековую историю. Это одно из немногих хозяйств в регионе, которое сохранило поголовье в тяжелые постперестроечные годы, когда продукция овцеводства не была востребована. Много лет предприятием руководил Кажбек Тулеев, известный в районе человек, фронтовик, прошедший всю Великую  Отечественную войну. А в 2002 году  хозяйство возглавил его сын – Гайдар Кажбекович.

Наше предприятие существует с февраля 1920 года, когда на базе четырех частновладельческих хозяйств был создан совхоз «Овцевод». В 1940 году его переименовали в госплемзавод «Марьяновский». В военные и послевоенные годы в совхозе велась активная селекционная работа, была выведена новая порода овец – меринос, которая до сих пор остается одной из самых востребованных. В 2003 году я вернул предприятию его историческое название – «Овцевод».

Мой отец посвятил предприятию 40 лет жизни, половину из которых был его руководителем. Конечно, это накладывает серьезную ответственность на меня как его последователя. В первую очередь – ответственность перед людьми, которые многие годы трудились в хозяйстве, работали еще с отцом. Ну и, конечно, хочется достойно продолжить семейное дело, сохранить его.

Поначалу было очень сложно. В 90­е годы совхоз, как и многие другие сельхозпредприятия того времени, находился на грани банкротства. В 2002 году, когда я возглавил хозяйство, за ним числилось 1 млн. долларов долгов. Но я верил, что встанем на ноги, и нам это удалось.

Когда­то мы не могли сдать шерсть по 25 рублей за килограмм, а сейчас продаем за 200 руб./кг. Уже пять лет сотрудничаем с Черногорской фабрикой ПОШ (Респ. Хакасия), также реализуем продукцию в Нижнем Новгороде. В год производим до 20 тонн шерсти. Наша баранина тоже пользуется спросом: в регионе поставляем ее в основном в рестораны кавказской кухни. Также к нам едут покупатели с Севера. Продаем около 30–40 тонн мяса в год.

Но в первую очередь мы все­таки племенное хозяйство, и основной доход нам приносит продажа племенного скота – до 7–8 млн. рублей в год. Мы занимаемся разведением двух пород:  советская мясошерстная порода (сибирский тип) и советский меринос. Сейчас в хозяйстве около 3500 овец.

За годы работы у нас сложились свои традиции в содержании овец, ничего сложного тут нет. Овцы не коровы, которым можно сделать современный доильный зал с импортным оборудованием. Наши животные адаптированы к условиям Сибири и не требуют сложного ухода, особой техники и оборудования. Единственное и главное новшество, которое мы ввели, – отказались от отопления животноводческих помещений, которое практиковалось здесь в советское время. Мы используем метод холодного содержания скота. А в остальном – придерживаемся сложившихся традиций, в том числе при заготовке кормов, организации кормления. У нас есть целые трудовые династии, которые поколениями работают в овцеводстве и имеют огромный опыт в этом деле.

Мы не только разводим овец, но и выращиваем крупный рогатый скот, занимаемся коневодством. К слову, поголовье лошадей в хозяйстве составляет более 300 голов. В 2016 году на скачках в Москве наш жеребец Кабальеро выиграл Всероссийский приз «Гильдейца».
Такую престижную награду имеют только два предприятия в регионе.

Для растениеводства у нас есть 12 тыс. га пашни. Помимо кормовых культур, выращиваем зерновые и зернобобовые. Конечно, низкая цена на пшеницу в прошлом году нанесла серьезный удар по всем аграриям, и мы не стали исключением. Урожай у нас неплохой –
25 ц/га, но его не удается реализовать по достойной цене. В прошлом году пшеницу пришлось продавать дешевле себестоимости на  1500 руб. с тонны!

Конечно, стараемся подстраиваться под требования рынка, сеем и подсолнечник, и лен. Но предсказать, какими будут спрос и цена на ту или иную культуру, тоже бывает сложно. А себестоимость их выращивания довольно высокая. Плюс – дорогое топливо. Сегодня, чтобы купить одну тонну горючего, мы должны отдать 10 т зерна! В таких условиях не то чтобы развиваться тяжело – как бы не обанкротиться!

Есть проблемы с квалифицированными кадрами в отрасли не хватает молодых специалистов. Выручает современная энергоемкая техника, которая позволяет обходиться небольшими  человеческими ресурсами. Ежегодно мы тратим приличные суммы на техническое перевооружение. Сегодня на нашем предприятии работает около 100 человек – ничего, справляемся.

В прошлом году хозяйство приобрело новой техники более чем на 1 млн. евро. Автопарк пополнился 7 новыми комбайнами, трактором канадской сборки Versatile, новой сеялкой и другим оборудованием. Очень хорошо помогает региональная программа субсидирования затрат на приобретение кормозаготовительной техники.
Мы, например, купили по данной программе силос­кормоуборочный комбайн за 5,5 млн. рублей. Половину денег вернули из регионального бюджета.

Я до мозга костей деревенский житель. В сельском хозяйстве мне комфортно, ведь оно знакомо мне с раннего детства. Родился в селе Наримановка, которого уже нет на карте области, и всю жизнь прожил в Марьяновском районе. Помню, как ездил с отцом на лошадях по полям, как, начиная с третьего класса, все каникулы проводил в хозяйстве – пас ягнят, телят…

Конечно, это нелегкий бизнес.  В то время как государство вкладывает средства в развитие других отраслей экономики, сельское хозяйство по­прежнему остается за бортом. Крупным агрохолдингам намного легче, а вот небольшим хозяйствам приходится выживать. Агросектор нужно поддерживать и финансировать гораздо в больших объемах, чем сейчас. И комплексно решать целый клубок проблем, которые не дают отрасли развиваться активнее.

CeC3(06)2018

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер