События

От традиционных технологий – к селекции 21 века

311vn2

311vn3

311vn4

 

От традиционных технологий – к селекции 21 века

Выполнить задачу по удвоению объема экспорта сельхозпродукции к 2024 году невозможно без совершенствования племенной работы. И базироваться она должна на новых технологиях, используемых в ведущих странах мира. Эта тема стала лейтмотивом
I Всероссийского съезда зоотехников­селекционеров в области животноводства, который прошел 26 апреля на базе РГАУ­МСХА имени К. А. Тимирязева в Москве.

«Сокращение дойного стада – это катастрофа»

В последние годы российские животноводы добились впечатляющих результатов в производстве мяса, в первую очередь свинины. Однако зависимость от импорта генетических ресурсов по­прежнему высока: в птицеводстве она превышает 90 %, также есть серьезные проблемы с производством молока и говядины. Об этом заявил председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин, выступая на
I Всероссийском съезде зоотехников­селекционеров в области животноводства.

«В общественном животноводстве мы почти в 6 раз сократили производство говядины. С приписками несуществующих стад у населения мы видим меньший упадок, но он все равно очень значительный. Но самые большие проблемы у нас в производстве молока. Сокращение дойного стада до 3,4 миллиона голов – это, конечно, катастрофа. У нас два пути – продолжать возить молоко и красное мясо из­за рубежа или встать на ноги и в ближайшие десять лет довести поголовье дойных коров хотя бы до 7 млн. голов», – подчеркнул Кашин.

Он отметил, что в России есть племенные стада с продуктивностью 10­11 тыс. л
молока, но этого недостаточно для целой страны. А племпредприятия могут дать производству не более 85­90 тыс. голов племенного молодняка КРС в год. Сегодня появились новые инструменты для раскрытия генетического потенциала животных, выведения новых пород, устойчивых к болезням, способных хорошо проявлять себя в любых уголках страны. При этом очень важно создать условия для того, чтобы зоотехники­селекционеры с радостью  ехали работать на село. Кашин напомнил о готовящейся программе устойчивого развития сельских территорий, которая в десятки раз увеличивает финансирование на решение основных проблем села – отсутствия дорог, газа, плачевного состояния школ и больниц.

«Держать племенной скот не ради субсидии!»

Об основных селекционных проблемах и достижениях в отрасли рассказал руководитель департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России Харон Амерханов. Особого внимания сегодня требует молочное скотоводство, в котором обеспеченность молодняком собственной репродукции по итогам 2018 года составила 80,9 %.

Что касается мясного скотоводства, то в 90­е и нулевые годы Россия потеряла значительную часть мясного скота, а его племенная база была разрушена. «К счастью, сегодня бизнес­сообщество, фермеры и сельхозпредприятия, понимая, насколько мы отстаем от ведущих стран в производстве говядины, уже увеличили в 2,5 раза маточное поголовье мясного скота. Конечно, этого все равно не хватает, поэтому мы продолжаем искать пути увеличения маточного поголовья и внедрения современных методов ведения селекции, биотехнологических мероприятий», – сообщил Амерханов. Важным шагом, по его словам, стало открытие в середине апреля 2019 года инновационного центра геномной селекции на площадке компании «Мираторг». Центр войдет в топ­5 генетических ветеринарных лабораторий в мире и позволит решать сложнейшие задачи по оценке геномов и генотипированию всех видов сельскохозяйственных животных.

Наибольшие успехи достигнуты в свиноводстве, где удалось добиться обеспеченности собственным селекционным материалом на 98 %. Россия производит более 4,6 млн. тонн свинины в живом весе – в 3 раза больше, чем в 1990 году. По мнению Амерханова, перспективы развития селекции в свиноводстве очень высоки.

Тревогу вызывает ситуация в овцеводстве. «В 1990 году у нас поголовье овец и коз составляло 58,7 млн. голов. К 2004 году овец оставалось всего 12 млн. голов, причем в селекции участвовали около 300 тыс. голов. Сегодня ситуация изменилась к лучшему: в племенной базе – более 1 млн. голов, но нельзя забывать, что в соответствии с майским указом президента о наращивании экспорта мы должны увеличивать реализацию продукции животноводства, в том числе и племенную его часть. А в овцеводстве  мы за год уменьшили поголовье на 1,3 млн. голов, хотя каждый год шел рост от 700 тыс. до 1 млн. голов. Дело в том, что «овца уходит за границу». Да, рынки надо завоевывать, но сначала мы должны себя обеспечить. Маточное поголовье должно быть не менее 16­17 млн. голов, в том числе в КФХ и СХП – не менее 12 млн. голов. И на 100 маток – не менее 120 ягнят. При этом не меньше 35­40 % поголовья должно приходиться на тонкорунное и полутонкорунное овцеводство. А остальная часть – это мясо для себя и для экспорта», – заявил чиновник.

В тяжелом положении находится птицеводство: попытки возродить племенную базу ведутся, но пока Россия по­прежнему пользуется зарубежным племматериалом.

В заключение глава профильного ведомства напомнил о растущей господдержке племенного животноводства в стране.  В 2018 году на развитие данного направления было выделено 12 млрд. рублей в рамках «единой субсидии». Однако важно, чтобы эти вложения дали результат. «Племенную базу мы должны иметь не ради того, чтобы получать субсидии из федерального и регионального бюджетов, а вести ее таким образом, чтобы максимально получать результат в генетике через совершенствование племенных породных качеств. Сегодня в молочном животноводстве мы можем спокойно получать 7,5 тыс. кг на корову – но в этом году мы получим 6 тыс. кг. В мясном скотоводстве мы должны получать не менее 90 телят, сдаточная масса должна быть не менее 500­550 кг. Эта вся работа – в ваших руках», – подчеркнул Амерханов, обращаясь к участникам съезда.

Безопасно для животного – опасно для человека?

Эффективность селекционной работы во многом зависит от ветеринарного благополучия в отрасли. По словам вице­президента Российской академии наук Ирины Донник, удельный вес инфекционных заболеваний с годами существенно не меняется:  15 инфекций на территории страны постоянно «кочуют» из региона в регион. Не удается снять угрозу АЧС из­за наличия очагов в дикой природе, стабильно проявляет себя и классическая чума свиней. В последние годы вновь набирают силу туберкулез и бруцеллез, серьезный ущерб наносит узелковый дерматит КРС. А раскрытию генетического потенциала птицеводства мешает грипп птиц.

Отдельно эксперт остановилась на лейкозе КРС, ситуация с которым оставляет желать лучшего.  К примеру, в Сибирском ФО, по ее словам, нет практически ни одного благополучного субъекта по лейкозу. Устойчивое благополучие получено только в Ленинградской, Архангельской, Вологодской, Свердловской областях. Низкая эффективность борьбы с данным заболеванием становится серьезной преградой для развития экспорта российского молока.

«К сожалению, сейчас насаждается американская модель животноводства, при которой считается, что держать корову старше 3­4 лет невыгодно у нее начинают развиваться болезни и т.д. Там получают один отел, максимально отдаивают эту корову и заменяют на другую. Но если мы с вами пойдем таким путем, то при наших ужасающих цифрах по поголовью коров мы вообще останемся без дойного стада. И лейкоз американцы не считают за заболевание, хотя уже фиксируются случаи его межвидовой передачи, а также от животного к человеку: есть данные, что в тканях женщин, у которых диагностировали злокачественные и доброкачественные опухоли молочной железы, находят участки генома ВЛКРС, и это настораживает. Сегодня ни один ученый не скажет – давайте поить людей и употреблять в качестве детского питания молоко от лейкозных коров. Поэтому с этим заболеванием надо быстрее справляться»,
заявила академик РАН.

Угроза из­за рубежа

Инфекции часто завозятся из­за рубежа с импортным скотом, 10 % которого имеет те или иные заболевания, не диагностируемые вовремя. Кроме того, по словам Ирины Донник, у каждого четвертого ввозимого животного диагностируются гинекологические проблемы.

Более чем в 50 % случаев выбытие племенных коров происходит из­за заболеваемости. Эксперт подчеркнула, что в 2018 году незаразные болезни зафиксированы у 4,5 млн. коров – то есть практически у каждого второго животного в стране! При этом больше всего болезней – 36 % – связано с органами размножения.

Еще одна проблема, которую нельзя недооценивать, – это антибиотикорезистентность, то есть приобретенное свойство микроорганизмов, в том числе условно патогенных, иметь устойчивость к антибиотикам.

«Еще в 2006 году Евросоюз отказался от использования антибиотиков в кормах, мы – пока нет. И весь мир сегодня считает, что использование антимикробных препаратов в сельском хозяйстве является самым главным фактором развития антибиотикорезистентности, в том числе у человека и особенно у детей. Прежде всего, это резистентность к пенициллинам и их производным, так как в 80­90 % предприятий лечение антибиотиками в хозяйствах осуществляется именно производными пенициллина. Золотистый стафилококк, стрептококк, синегнойная палочка – все это выживает и размножается в современных условиях. Ученые Уральского ветеринарного института провели интересные исследования – они делали смывы со всех конструкций ферм и выяснили, что практически везде, несмотря на дезинфекции, высеваются стафилококки и т.д.», – сообщила Ирина Донник.

При этом высокая резистентность наблюдается даже к тем препаратам, которые вообще редко применяются на предприятиях. Напрашивается вывод о том, что АБ­резистентные микроорганизмы попадают к нам из­за рубежа – с кормами и кормовыми добавками, запрещенными в Европе, но разрешенными для ввоза в Россию. А затем – через молоко переходят к человеку, считает вице­президент РАН.

На Западе – роботы, в России – ведра

Директор ФГБНУ ВНИИплем, академик РАН Иван Дунин отметил, что отечественное животноводство стоит на пороге нового качественного этапа – трансформации традиционных систем кормления, содержания, разведения и прогнозирования продуктивных и племенных качеств сельскохозяйственных животных.

«Мы говорим об успехах экспорта (25,8 млрд. долларов), но не надо забывать, что импорт сырья и продовольствия у нас составляет 29,6 млрд. долларов. Поэтому нам предстоит большая работа, чтобы достичь уровня экспорта 45 млрд. долларов к 2024 году. Несомненно, это качественно новая эпоха развития племенного животноводства в России – переход от традиционной селекции к системе нового уровня репродуктивных, информационных, геномных технологий, на которых базируется селекция 21 века. И здесь нам нельзя даже повременить – ведь это значит безвозвратно отстать! Породные племенные ресурсы, являющиеся одновременно и предметом труда, и орудием труда, не те станки, которые можно без последствий на время отключить и снова включить. Даже самое небольшое улучшение пород ведет к росту продукции животноводства», – заявил эксперт.

По его словам, сегодня нет ни одного молочного стада коров в стране, которое нельзя не раздоить минимум до 6500 кг молока. Но реализация генетического потенциала молочной продуктивности в РФ сдерживается невысоким уровнем технологической и кормовой базы подотрасли.

Докладчик привел такие цифры. В РФ превалирует привязное содержание молочного скота (62,8 %), а в США и Европе – беспривязное, которое составляет 97 и 85 % соответственно. Если говорить о кормлении, то в РФ на полнорационную кормосмесь приходится 68,8 %, в США и Европе – 97 и 75 %. По технологии доения у россиян лидируют ведра и молокопровод (8,9 и 60,5 %), у американцев и европейцев – это доильные залы (84 и 60 %) и роботы (8 и 5 % соответственно).

Говоря о перспективах развития селекции, директор ФГБНУ ВНИИплем отметил, что сегодня настал момент перейти к чистопородному разведению голштинской породы скота и создать на базе Ленинградского типа российскую голштинскую породу. Это позволит расширить масштабы ее разведения для крупных молочных комплексов, повысить возможность отбора как быков, так и эмбрионов собственной репродукции.

По словам академика, важнейшим компонентом отечественных племенных ресурсов и программ должна стать эмбриотрансплантация – не завозная, а собственная репродукция, а также использование сексированного семени, которое позволяет на 30­40 % увеличить производство ремонтных телок для ремонта и племпродажи.

«Отечественное животноводство способно обеспечить не только свои внутренние потребности, но и войти в число ведущих экспортеров животноводческой продукции, да еще и со статусом экологически чистой. В России для этого есть все возможности», – заключил Дунин.

Виктория МУХИНА

CeC3(11)2019

 

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Закрыть

У нас новый сайт!

Вся актуальная информация на новом сайте!

sectormedia.ru

Перейти